В Ереване соревнуются за любовь Москвы

На досрочных выборах в Армении победит тот, кого поддержит Россия
Artem Mikryukov / Reuters

Премьер-министр Армении Никол Пашинян заявил, что в ближайшее время подаст в отставку. Но совсем не потому, что он признал себя в чем-то виновным почти за три года премьерства, нет – отставка является необходимым условием для проведения в июне досрочных парламентских выборов. До них Пашинян планирует возглавлять страну в качестве и. о. премьер-министра, а после хочет снова стать премьером. Все это, конечно, удивительно. Удивительно, во-первых, потому, что Пашинян в принципе сохранил пост главы кабинета. Во-вторых, потому, что, сохранив его, пошел на досрочные выборы, хотя и не хотел этого делать.

Если бы кто-нибудь во время или сразу после поражения Армении в Карабахе в 2020 г. сказал, что Пашинян поведет страну на досрочные выборы, его бы в лучшем случае подняли на смех. Глубина непопулярности премьера была просто катастрофической. После подписания соглашения о прекращении огня, которое большинство армян, в том числе бывшие соратники Пашиняна, называют «позорной капитуляцией», казалось, что счет до его отставки (добровольной или насильственной) пошел буквально на часы. Однако впечатление оказалось обманчивым. Пашинян остался в кресле премьера, население, несмотря на обильное возмущение, не нашло в себе силы его сбросить, а оппозиция просто побоялась занимать его место – ведь тогда именно ей пришлось бы выполнять все условия соглашения с Владимиром Путиным и Ильхамом Алиевым по сдаче территорий. Популярности оппозиции это точно бы не добавило. В итоге «раскаленная» ситуация парадоксальным образом оказалась «замороженной».

Успех в сохранении позиций породил у Пашиняна избыточную самоуверенность: население апатично, оппозиция нерешительна, Москва не выступала против него. В феврале Пашинян фактически свернул идею проведения досрочных выборов. Или, как минимум, перенес голосование на максимально неопределенный срок. Якобы обществу это не нужно. Но затем он позволил себе оскорбить Москву (в рамках стратегии по перекладыванию на Кремль вины за поражение в Карабахе раскритиковал качество российских ракетных комплексов «Искандер»). А потом уволил генерала генштаба, высмеявшего это заявление. В ответ военные выступили с требованием отставки Пашиняна. «Замороженная» ситуация опять стала «раскаленной». Столкнувшись с идеальным штормом и возможностью реального военного переворота, Пашинян вынужден был пойти на уступки и объявить о досрочных выборах.

Победителем на этих выборах окажется тот, кто сможет стать фаворитом России – главного экономического партнера и единственного гаранта безопасности Армении. До последней карабахской войны не все силы в Ереване это ощущали. Общество (привыкшее к тому, что «Россия есть всегда») прислушивалось к голосам тех, кто предлагал «диверсифицировать отношения» и даже вывести Армению из Евразийского союза. Теперь это в прошлом даже для Пашиняна. Так что сейчас все более или менее значимые силы, которые пойдут на выборы (включая премьера и его партию «Мой шаг»), будут пытаться позиционировать себя как «пророссийские» – искренне или фальшиво.

Здесь возникает два взаимосвязанных вопроса: кого реально поддержит Москва на выборах и кого Москва поддержит, по мнению армян? Ведь осознание реальности часто становится самой реальностью. Если почитать армянскую прессу и блоги, кажется, что фаворит Москвы очевиден – это бывший президент Армении Роберт Кочарян. Армянские медиа даже называют его в числе «личных друзей» Владимира Путина (как экс-канцлера ФРГ Герхарда Шредера и бывшего премьера Италии Сильвио Берлускони). Кочарян уже заявил о намерении участвовать в выборах и, казалось бы, получил помощь Москвы: видные деятели армянской диаспоры в России публично выразили ему свою поддержку. Однако Кремлю нет смысла складывать все яйца в одну корзину. Для России главным должна быть не персона, а итог работы. России нужна стабильная Армения – с цельным гражданским обществом, перед которым стоят задачи поступательного экономического развития. Не от большой любви к Еревану, а потому, что эта страна – союзник России по ОДКБ и Евразийскому союзу. Успехи Армении – это реклама российских интеграционных инициатив, а ее деградация – дискредитация политики Москвы на постсоветском пространстве.

А вот тут и начинаются настоящие проблемы. Несмотря на известный героический ореол Кочаряна (до того как стать президентом Армении, он был первым президентом Карабаха и сыграл значительную роль в карабахской войне 1992–1994 гг., которая тогда закончилась поражением Баку), в армянском обществе остается усталость от тех, кого называют «карабахским кланом». Слишком много было связано с этим «кланом» коррупции и злоупотреблений и слишком мало – роста и реформ. В конце концов, Пашинян пришел к власти в 2018 г. на волне разочарования в выходцах из «клана». Разочарование в самом Пашиняне не реанимирует «клан» автоматически.

Теперь и армянскому обществу, и Москве приходится выбирать между двумя сбитыми летчиками. Третьей силы пока нет.