От туристических бубенцов к реальной турполитике

Как раскрыть потенциал малых территорий
Pixabay

Нынешний весенне-летний сезон станет еще одним шансом для внутреннего туризма использовать преимущества, созданные внешними ограничениями. Но то, что берется сегодня от скудости возможностей, не будет работать, когда прежний порядок вещей восстановится, если не изменить принципиальные подходы к туризму. Иллюзию успеха создает эффект узкого горлышка. Массы граждан направились по истоптанным маршрутам. При этом рост потока поставил под угрозу то, что этот поток инициировало, – естественность и нетронутость среды, возможность снять нагрузку цивилизации, снизить контакт с себе подобными.

Дискуссия на площадке Экспертного совета по малым территориям (ЭСМТ) показала, что рекламой раскрученных территориальных брендов проблема внутреннего туризма загоняется в тупик. «Сегодня, – говорит член ЭСМТ Андрей Максимов, – возникает гиперконцентрация внимания туристов в ограниченном количестве мест: городах Золотого кольца, поясе спутников Санкт-Петербурга, некоторых относительно новых звездах вроде Коломны, Териберки, Невьянска. Здесь уже возник «барселонский синдром», когда жители хотят убрать туристов восвояси».

Модели туристического продукта в России носят объектный характер, сфокусированы на поиске уникального явления. Но уникальность объективно не самая сильная сторона российских ландшафтов в отличие от перенасыщенной наследием Западной Европы или экзотической Азии. Поэтому возникают симуляции уникальности вроде легенд о девушке, слезы которой превратились в горный поток в районе Красной Поляны. Стремление делать из туриста инфантильного идиота – одна из роковых черт этого бизнеса.

Ставка на объекты может быть заменена акцентом на среду, попадание в другой хронотоп, как говорит первый вице-президент ЦСР Наталья Трунова. Этот переход способен дать человеку из мегаполиса, к примеру, органически сохранившийся малый город, если, конечно, его органика не разрушена агрессивным девелопментом.

Вместо одного-двух вымученных объектов оптимально научиться играть большим количеством разноплановых связей, создающих сложные сочетания активностей: локальная кухня, историческое наследие, природные прогулки, мудрость местных аксакалов, образовательные программы и даже возможность продолжать рабочий процесс. По такой логике построен замечательный успех Костромы, сочетающей возможность оказаться в другой атмосфере с транспортной доступностью.

Переход к средовому туризму, который стирает грани между различными сферами жизни, – принципиально другая, мультимодальная стратегия этого бизнеса. Комбинация форм, контроль за аутентичностью не только объектов, но и ландшафтов – вот о таких подходах стоило бы думать региональным чиновникам.