Премьер Армении и Москва нужны друг другу

Никол Пашинян связан подписью под одним заявлением с Владимиром Путиным
kremlin.ru

Визит премьер-министра Армении Никола Пашиняна в Москву совсем не рядовое дипломатическое событие. После того как глава правительства Армении под тяжестью военных поражений в Нагорном Карабахе принял решение о прекращении огня ценой значительных территориальных уступок, его страна погрузилась во внутриполитический кризис. Общество расколото, психологически подавлено, людей сковывает чувство неопределенности. Сумеет ли Армения преодолеть кризис через досрочные выборы в парламент или, напротив, вступит в новую его фазу, когда результаты голосования будут оспорены на улице, а разделенное Национальное собрание не сможет сформировать обновленный кабинет министров, открытый пока вопрос.

Выборы еще впереди, но с одним аспектом уже все ясно: важнейшим вопросом армянской внутриполитической повестки сегодня de facto является Россия. И в отличие от соседней Грузии в Армении связи с Кремлем – не минус, а плюс. Да, есть определенное недовольство действиями Москвы на карабахском направлении, многие считают их проявлением пассивности. Но с позиции жесткого неприятия России выступает разве что Национально-демократический полюс, который среди оппозиции погоды не делает. Все ключевые персонажи армянской политики, будь то премьер Пашинян, президент Армен Саркисян, бывшие руководители республики, а сейчас видные оппоненты власти Роберт Кочарян, Вазген Манукян, Серж Саргсян или лидеры парламентской оппозиции Гагик Царукян и Эдмон Марукян – все выступают за наращивание кооперации с Россией. Альтернатива в виде НАТО из-за членства в альянсе Турции для Армении закрыта. И есть понимание, что именно Москва предотвратила полный разгром армянских сил под Степанакертом.

Отсюда и удивительная схожесть тех картин будущего, которые рисовал Пашинян во время его переговоров с Путиным и Кочарян во время интервью Владимиру Познеру. Эти два главных оппонента армянской политики диаметрально расходятся в оценках прошлого, предпосылок и причин карабахской катастрофы. Но в плане перспектив между их подходами нет принципиальных отличий. Им обоим крайне важно показать и друг другу, и сомневающимся избирателям, которых, по разным оценкам, порядка трети от общего числа, что Кремль поддерживает именно их.

В руках у Кочаряна козырь – он последовательно поддерживает линию на укрепление стратегического взаимодействия с Москвой. В его правление Армения вступила в ОДКБ и стала наблюдателем в ЕвразЭС (прообразе будущих Таможенного союза и ЕАЭС). В отличие от Пашиняна до прихода во власть он не ставил под сомнение эффективность этого внешнеполитического вектора.

Былая оппозиционность Пашиняна, как и его революционность, – слабые места премьера. Но, войдя во власть, он не сделал ничего, чтобы поломать или скорректировать армянский внешнеполитический традиционализм. Более того, в начале 2019 г. он, несмотря на протесты Вашингтона, пошел на размещение небольшой военно-гуманитарной миссии в Сирии.

Что сегодня может предложить Москве Пашинян? Его подпись стоит под двумя совместными заявлениями с Владимиром Путиным и Ильхамом Алиевым от 9 ноября 2020 г. и 11 января 2021 г. Не случайно одной из приоритетных тем его встречи с российским президентом была ситуация вокруг Карабаха. В Армении оба эти документа воспринимаются, мягко говоря, неоднозначно. Но даже оппозиция признает, что с реальными альтернативами этим документам явный дефицит. Как бы то ни было, Москва сделала ставку именно на такой вариант урегулирования ситуации. И ей важно, чтобы смена власти в Ереване не привела к обрушению того порядка, который установился при ее решающем участии осенью прошлого года. В этом контексте Пашинян, каким бы проблемным партнером он ни был, гарант того, что поствоенный порядок не будет вдруг обрушен ради сиюминутного пиара или выборного триумфа.

Пашинян – действующий руководитель, в его руках реальные механизмы принятия решений. Да и социологи пока не пророчат ему фиаско. У Москвы за плечами есть неудачный опыт, когда четкая поддержка «своих» (например, на Украине) не приводила к тем результатам, которые планировались. Напротив, провоцировала кризисы и проблемы. И в то же время российские политики не раз показывали, что умеют извлекать уроки из ошибок и выстраивать свой курс, дистанцируясь от личных симпатий и антипатий, предпочитая системные решения.

Официальная линия Кремля остается прагматичной и сдержанной. В Москве понимают, что переговоры по Карабаху нужно продолжать. И держать инициативу в этом вопросе. И скорее всего, Москва будет поддерживать того политика в Ереване, который будет работать на внутриполитическую стабилизацию в стране и укреплять ту конфигурацию в регионе, которую помогла сформировать Россия в конце прошлого года. Никол Пашинян своей подписью уже бесповоротно втянут в эту историю.