Много денег из ничего

К чему приведет рост балансов мировых центральных банков
Для России рост потребительской долларовой инфляции приведет к аналогичной рублевой, поскольку импортные товары и товары с импортной составляющей занимают на отечественном рынке большую долю /Sahand Hoseini / Unsplash

Балансы центральных банков США и ЕС находятся на исторических максимумах – за 2020 г. они практически удвоились. Денежные вливания со стороны ФРС и ЕЦБ призваны были удержать экономику от еще более глубокого падения из-за коронакризиса. Отчасти эта мера оправдала себя: не будь этой гигантской поддержки, экономические последствия пандемии были бы более серьезными. Однако все пошло не совсем так, как предполагали финансовые регуляторы.

С начала кризиса ФРС влила в экономику США несколько триллионов долларов. В частности, последний пакет помощи – на $1,9 трлн – был принят в этом году. Одновременно Федрезерв опустил базовую ставку до нуля. Власти США руководствовались вполне понятной целью – стимулировать спрос, чтобы избежать схлопывания экономики. Частично это удалось сделать, но рынок, как это ему свойственно, отреагировал по-своему. Оставшиеся дома американцы не захотели тратить финансовую помощь от государства на товары и услуги – вместо этого они понесли деньги на фондовый рынок. Результат: беспрецедентный его рост на фоне резкого падения доходов бизнеса. В итоге спред – разница между доходностью компаний и стоимостью их акций – побил все рекорды. Как долго такая ситуация будет продолжаться и чего ждать дальше?

Большинство аналитиков сходятся во мнении, что коррекция неизбежна – собственно, она уже происходит. Да, индекс S&P 00 растет, но происходит это за счет его лидеров – Apple, Amazon, Tesla, Alphabet. При этом акции большинства компаний, входящих в индекс, снижаются. Все главные позитивные новости – массовая вакцинация, последний пакет помощи экономике, снижение уровня безработицы – уже отыграны рынком.

Зато стоит ожидать роста потребительской долларовой инфляции. Индекс потребительских цен в США набирает обороты четвертый месяц подряд: инфляция выросла с 1,7% в феврале до 2,6% в марте. Федрезерв придерживается таргета по инфляции в 2%: если реальные показатели значительно превысят этот уровень, ведомство будет вынуждено поднять ключевую ставку раньше, чем планировало. Ранее глава ФРС Джером Пауэлл заявлял, что в этом году повышение ставки маловероятно, поскольку экономика не успеет восстановиться после кризиса.

Индикаторы восстановления экономики США тем не менее выглядят позитивно: экономическая активность растет. Судя по всему, только сейчас – с началом массовой вакцинации и ослабления карантинов – американские потребители готовы реализовать отложенный спрос на товары и услуги. Денежная помощь наконец потечет в реальный сектор экономики – и это только ускорит инфляцию.

Для России рост потребительской долларовой инфляции приведет к аналогичной рублевой, поскольку импортные товары и товары с импортной составляющей занимают на отечественном рынке большую долю. А вот что касается валютной пары доллар-рубль, то здесь все неоднозначно. С одной стороны, гигантская эмиссия доллара в последний год должна привести к обесцениванию валюты США по сравнению с другими национальными валютами, в том числе рублем. С другой стороны, на котировки доллара влияет большое количество разнонаправленных факторов. Так, аналитики Citibank спрогнозировали, что в 2021 г. индекс доллара, т. е. его стоимость по отношению к корзине из мировых резервных валют (евро, иена, фунт), может упасть на 20%. Однако этот прогноз вызывает сомнения. За последний год денежный баланс наращивал не только Федрезерв – печатные станки Европейского центрального банка, Банка Японии, Банка Англии и многих других центральных банков также работали на полную. Денежную массу увеличили все ведущие мировые экономики – в том числе Китай, хотя и в меньшей степени.

Отдельная тема в связи с ростом мировой денежной массы – влияние этого процесса на стоимость биткойна, криптовалюты номер один. Несколько дней назад биткойн обновил очередной исторический максимум – $63 000. Стоит напомнить, что в марте прошлого года его цена падала до $3800. Объяснить ралли биткойна традиционными для фондового рынка причинами сложно, поскольку криптовалюта во многом развивается по своим правилам. Однако можно предположить: главная криптовалюта стала набирать популярность именно как средство сохранения стоимости и защиты от инфляции. Долларов можно напечатать сколько угодно, а эмиссия биткойна ограничена его алгоритмом. Из актива, который многими воспринимался как полумаргинальный, биткойн превратился в актив, который покупают на свои балансы крупнейшие хедж-фонды и корпорации. Более того, биткойн постепенно становится платежным средством, а международные финансовые операторы – такие как PayPal, Square, Visa и Mastercard – разрешают транзакции с ним. Поэтому вполне вероятно, что сейчас мы наблюдаем глобальный сдвиг в отношении крупнейших инвестиционных институтов к биткойну. За счет ограниченной (понятной и неидеологизированной) эмиссии у него есть шансы занять серьезные позиции в инвестпортфелях и в экономике в целом.