Взаимодействие Украины и США не идет дальше фотосессий

Почему не оправдывается расчет Киева на поддержку со стороны Запада
Alexei Alexandrov / AP

Последние недели Киев системно работал над обострением ситуации в Донбассе. Тут и воинственные заявления первых лиц, и перегруппировка военных подразделений, и отдельные локальные «нарушения перемирия». Можно предположить, что украинское руководство действовало по указанию США. Но действовало при этом с удовольствием и энтузиазмом, поскольку видело в таком развитии ситуации выгоду.

Некоторые украинские политики изначально считали, что на возможный «поход» Киева в Донбасс Россия не ответит – испугается нового витка обострения отношений с Западом, а значит, у Украины будет возможность отхватить кусок самопровозглашенных республик. Более того, на воинственную реакцию Москвы даже надеялись. В Киеве полагали, что ограниченный ответ России или просто явная угроза такого ответа переведет американо-украинские отношения на новый уровень и сторонам удастся перейти от совместных фотосессий к реальной интеграции Украины в НАТО. Или как минимум к действительной хозяйственной помощи.

Москва достаточно быстро дала понять, что в случае агрессии Киева в Донбассе удар будет быстрый (по приказу министра обороны Сергея Шойгу к границам Украины были «для учений» переброшены две армии и подразделения ВДВ) и тотальный (замглавы президентской администрации Дмитрий Козак предупредил, что начало боевых действий будет «самым настоящим концом украинской государственности»). Ну, так даже лучше, подумали украинские стратеги: чем агрессивнее ведет себя Россия, тем большей поддержки можно будет просить у НАТО и американцев. Не зря ведь президент Джозеф Байден и госсекретарь Энтони Блинкен говорили о том, что намерены сдерживать Москву «по всем фронтам».

13 апреля министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба поехал в Брюссель на заседание комиссии Украина – НАТО, чтобы, по его словам, «обсуждать очень конкретные вещи»: какой будет поддержка Западом Украины в случае «полномасштабного российского вторжения». Ждали максимальной прагматики. Кулеба встречался со своим американским визави Блинкеном и генсеком НАТО Йенсом Столтенбергом. Оба снова говорили красивые слова об Украине и партнерстве. «Мы продолжаем поддерживать евроатлантическую интеграцию Украины перед лицом российской текущей агрессии в Донбассе и Крыму», – уверял Блинкен. «Мы постоянно рассматриваем, как можем и в дальнейшем <...> предоставлять больше практической поддержки Украине, чтобы помочь ей защищать себя», – вторил ему Столтенберг.

Однако ни тот ни другой так и не перешли от стандартных общих слов к нужным для Украины делам. Например, к реальным шагам по интеграции Украины в НАТО в качестве обещанной платы за поддержку Киевом антироссийской политики. «В 2008 г. на Бухарестском саммите НАТО дало обещание Украине и Грузии. И мы верим, что альянс – институция, которой можно доверять и которая придерживается своих обещаний. Для нас членство в НАТО – это вопрос времени», – уверял Кулеба. В ответ американцы указывают: решения о приеме в НАТО Украины или хотя бы о появлении соответствующей дорожной карты должны поддержать все страны-члены. А они не поддерживают. Воздушный замок оказался разрушен. Более того, американцы даже не соглашаются размещать на Украине свои полномасштабные военные базы – именно потому, что Москва будет против.

Если бы в Киеве провели контент-анализ западной прессы, то он был бы для Украины крайне неутешительным. Да, подавляющее большинство американских и большинство европейских СМИ традиционно сообщают об агрессивном поведении России, об угрозе территориальной целостности Украины, о необходимости Запада на эти угрозы как-то отвечать. Но ни одно из серьезных СМИ не написало, какую именно стратегию нужно реализовать в рамках этих ответов. Решение Байдена все-таки начать переговоры с Путиным (в рамках которого Вашингтон уже отменил заход своих кораблей в Черное море) также свидетельствует об игнорировании Вашингтоном и Брюсселем интересов и пожеланий украинского руководства.

Киев видит себя частью Европы – Кулеба, разъезжая по европейским столицам, постоянно повторяет «мы». Не «мы, украинцы», а «мы, украинцы и европейские партнеры» или даже «мы, европейцы», противопоставляя Украину и Европу России и позиционируя Украину как щит западной цивилизации. Однако для Европы и Запада в целом Украина – не член семьи, а лишь территория и инструмент. Территория, на которой можно ставить социальные эксперименты, и инструмент, который можно использовать для давления на Москву.

Практичность вояжа украинского министра иностранных дел фактически дезавуировал американский госдеп. Там заявили, что «Кулеба не обращался к Блинкену с конкретными просьбами о военной помощи Украине». В итоге МИД Украины был вынужден обратиться к своим коллегам из Латвии, Литвы и Эстонии с просьбой поставить перед ЕС и НАТО вопросы о необходимости оказания Украине «практической поддержки». Больше ждать помощи, вероятно, неоткуда.