Государство рискует потерять направляемые на поддержку экономики деньги

Слабая реакция предприятий на расширение спроса снижает эффективность бюджетных вливаний
Одними бюджетными вливаниями ситуацию скорректировать, пожалуй, не удастся /Евгений Разумный / Ведомости

Есть все основания полагать, что как мировая, так и российская экономика восстанавливается по мере снижения напряженности от пандемии. Государства последовательно увеличивают объемы господдержки своих экономик. Международные финансовые организации (МВФ, Всемирный банк, ОЭСР) полны оптимизма, прогнозируя рост мирового ВВП на уровне около 6%. В случае с Россией, правда, относительные объемы поддержки ниже, и рост ожидается на уровне 2–3% – вдвое ниже среднемирового уровня.

Когда мы сравниваем меры поддержки малых и средних предприятий (МСП), необходимо учитывать ряд моментов. Прежде всего тот факт, что Россия – экономика крупных предприятий, большей частью с государственным участием. Подобная структура обеспечила незначительный спад экономики во время ковидного кризиса в 2020 г. (всего 3%), но она же вряд ли позволит быстро выйти в режим ускоренного роста. По этим же причинам государственная помощь была сосредоточена на крупных предприятиях. В США доля МСП составляет 53% ВВП, в Европе во многих странах (Италия, Испания, Германия) она превышает 50–60% ВВП, а в России – лишь 21–22%. Очевидно, что политика поддержки в развитых странах и в России в связи с этим принципиально отличается.

Существует и другой аспект эффективности финансового стимулирования (политики количественного смягчения), определяемого состоянием бизнес-климата, в том числе уровнем конкуренции. Это реакция экономики на расширение внутреннего спроса. В идеальной ситуации фирмы в рамках расширения внутреннего спроса должны реагировать ростом предложения товаров и услуг. Именно на это и направлена стимулирующая финансовая политика во всем мире. Здесь уместно обратиться к недавней истории – как различные страны выходили из кризиса 2007–2009 гг.

Промышленные производства крупнейших мировых экономик демонстрировали эффективные стратегии. В США и Германии при практическом завершении восстановительного роста промышленности цены на промышленную продукцию выросли на 18 и 9% соответственно. В Китае при удвоении промышленного выпуска увеличение цен производителей составило порядка 15%.

В России на протяжении последних 20 лет доминировала модель роста, основанная на расширении внутреннего спроса. При этом 60% прироста внутреннего спроса покрывалось инфляцией, 20% – импортом и лишь 20% – расширением физических объемов выпуска. Столь низкая эффективность реагирования производителей на расширение спроса обусловила стагнацию экономики в последние 10 лет.

Промышленность также демонстрирует низкую склонность к расширению выпуска. В России за 2008–2013 гг. выпуск в обрабатывающей промышленности увеличился на 7,5%, прирост цен производителей промышленной продукции превысил 59%.

Рост инфляции в начале 2021 г. напрямую свидетельствует о возврате к прежней модели роста: при первых признаках оживления спроса предприятия стараются отбить прошлогодние потери. При этом наблюдаются достаточно низкая инвестиционная активность и увеличение выпуска.

Выход на траекторию устойчивого роста (правительство РФ предполагает рост ВВП выше 3% до 2030 г.) требует кардинального изменения реакции компаний на расширение спроса. Достичь этого не получится только за счет простых и понятных монетарных мер, для этого требуется более широкий комплекс усилий: улучшение бизнес-климата, конкурентной среды, стабильный обменный курс, низкие инфляция и процентные ставки. Одними бюджетными вливаниями ситуацию скорректировать, пожалуй, не удастся. Более того, эти средства, учитывая сложившуюся конструкцию национального хозяйства, государство и экономика могут просто потерять.