Очень демократичные инвестиции

Как запросы миллениалов меняют фондовый рынок
Очевидно, процесс демократизации фондового рынка еще только в самом начале
/Андрей Гордеев / Ведомости

Согласно оценкам последнего отчета BCG, на фондовом рынке сегменты HNW и UHNW (high-net-worth individuals и ultra-high-net-worth individuals, т. е. наиболее состоятельных и сверхсостоятельных людей) в ближайшие годы останутся самыми быстрорастущими. Однако самая ожесточенная конкуренция развернется не за них, а за клиентов из сегментов Affluent и Mass Market (т. е. просто обеспеченных и массовых). Суммарный объем потенциальных активов этих групп аналитики оценивают в $70–75 трлн. До недавнего времени эти клиенты не представляли для брокеров интереса, однако длительный процесс снижения стоимости инвестирования добрался наконец и до них. The Wall Street Journal предложила называть этот процесс «демократизацией инвестиций».

Эта демократизация затронула инвестиционный банкинг, который традиционно был ориентирован на состоятельных клиентов. В частности, выходцы из Morgan Stanley Джастин Бернье и Патрик Кеннеди недавно объявили о создании фонда All Source Investment Management, цель которого – предоставление профессиональных традиционных и альтернативных стратегий именно розничному клиенту. Это означает, что теперь обычным клиентам будут доступны альтернативные стратегии, которые ранее были исключительной вотчиной хедж-фондов и фондов прямых инвестиций. И это не единичный случай, это уже тенденция. Так, один из фондов Vanguard совместно с Alipay создал проект для физических лиц, имеющих на депозите свыше $100, а компания Marcus, проект Goldman Sachs, предлагает автоматизированные инвестиционные портфели для клиентов от $1000. Вообще, с появлением робоэдвайзинга стало возможным создавать готовые портфели от любой суммы.

Справедливости ради стоит заметить, что таким изменениям фондовый рынок обязан не только научно-техническому прогрессу, сделавшему инвестиционную деятельность предельно доступной, и не коронавирусу, который спровоцировал людей на инвестиционную активность в условиях отсутствия деятельности «реальной», а новой структуре спроса. На экономическую сцену вышли миллениалы, у которых заметно меньше денег, чем у их родителей из поколения беби-бумеров. Поэтому и порог входа на рынок пришлось снижать – и придется снижать дальше. Именно в ответ на запросы миллениалов появился и целый ряд финтех-приложений, таких как Digit, Peak, Albert, Revolut, Acorns, Robinhood. У всех этих сервисов общий знаменатель: они нацелены на клиентов с небольшим входным чеком. Уже есть сервисы, которые позволяют покупать дробные доли акций, инвестировать в ценные бумаги получаемый кэшбэк или выстраивать эффективное финансовое планирование с целью минимизации издержек.

Примечательно, что демократизация инвестиционного процесса вполне соотносится с ужесточением правил и механизмов защиты инвестора со стороны регуляторов. Повышенные требования к прозрачности побудили брокеров создавать стандартизированные, коробочные решения. Во-первых, такие продукты проще контролировать. Во-вторых, стандартизация и формализация способов общения с клиентами позволяют минимизировать случаи мисселинга – практику недобросовестных продаж. Какое-то время в профессиональном сообществе превалировал скепсис в отношении маржинальности брокерского бизнеса, нацеленного на столь небольшие депозиты. Однако эффект масштаба, а также постоянное совершенствование финтеха позволили сделать такой бизнес экономически обоснованным.

Впрочем, у процесса демократизации инвестиций при всех его выгодах есть и обратная сторона. Так, история с «акциями-мемами» показала, что цена бумаги может определяться не фундаментальными факторами, а всего лишь теми представлениями миллионов людей о том, сколько эта бумага может стоить. Речь идет ни много ни мало о смене вековой парадигмы рынка. В результате демократизация инвестиций – это еще и огромный вызов для регуляторов, которым теперь предстоит пройти между Сциллой и Харибдой: не отпугнуть только что пришедших на рынок инвесторов закручиванием гаек, но и не позволить спекулятивным атакам подорвать сами основы рынка.

Очевидно, процесс демократизации фондового рынка еще только в самом начале. Сейчас что в мире, что в России брокеры и банки ориентируются главным образом на количественные показатели – на захват доли рынка. Поэтому даже самые консервативные аналитики не исключают, что в ближайшие годы количество открытых брокерских счетов в России может перевалить за 25–30 млн (с нынешних 11 млн). Однако удержать клиентов будет куда сложнее. Эту задачу брокерам предстоит решать с помощью предложения клиентам новых продуктов. Точнее, форматирования под новых клиентов старых продуктов – ведь речь идет преимущественно о продуктах, ранее доступных лишь состоятельным клиентам. А параллельно брокерам придется выдержать еще и конкуренцию за розничного клиента со стороны нефинансовых компаний – например, «Яндекса», Mail.ru или МТС в России и Google, Apple и Facebook в мире. Наблюдать за этим будет по меньшей мере интересно.