Зачем банкам сотрудничать с сервисами учета финансов

Финтех-коллаборации сдерживаются низким проникновением в России концепции Open Banking
Западная практика в этой области свидетельствует, что многие финтех-сервисы уже агрегируют данные из разных источников и предлагают клиенту платформу с максимально удобным интерфейсом для планирования бюджета / Евгений Разумный / Ведомости

За последние пять лет уровень проникновения технологий в финансовом секторе вырос вчетверо – в России он, по оценкам ЦБ, достиг 80% еще в 2019 г. Причем с каждым годом к банковским и платежным сервисам люди обращаются все чаще – по данным Mobile Finance Report, именно российские пользователи (по сравнению со среднемировыми значениями) проводят в финтех-приложениях больше всего времени. Аналитики связывают это, как ни парадоксально, с низким уровнем финансовой доступности и грамотности российского населения. Они объясняют, что банки встраивают в свои приложения образовательные и аналитические инструменты, как раз чтобы знакомить пользователя с сервисами, учить его грамотно планировать бюджет и экономить.

Но эти приемы работают недостаточно эффективно – по данным НАФИ, только половина россиян ведет учет расходов, при этом треть проводит подсчеты в уме, прикидывая примерные затраты. Иными словами, инструменты планирования личного и семейного бюджета, которые предлагают банки, многим по тем или иным причинам не подходят. В первую очередь это связано с ограниченным функционалом банковских приложений: расходы нередко маркируются неверно, доходы (во всем многообразии их источников) часто не учитываются, а инструменты прогнозирования и детальной аналитики не всегда доступны. К тому же большинство клиентов пользуются одновременно картами разных банков – в среднем на одного россиянина приходится почти четыре банковские карты, а общее число карт в обороте уже превысило 300 млн.

Западная практика в этой области свидетельствует, что многие финтех-сервисы уже агрегируют данные из разных источников и предлагают клиенту платформу с максимально удобным интерфейсом для планирования бюджета. Они также подключают умную аналитику, которая позволяет с высокой точностью прогнозировать траты людей и корректировать их финансовые привычки. Банки, следуя тренду, конечно, тоже расширяют функционал своих приложений, однако для большинства из них это побочный продукт, в развитие которого западные банки пока вкладываться не готовы. Для них интереснее оказываются коллаборации со специализированными сервисами для ведения бюджета (PFM-сервисами). В России же сотрудничество таких сервисов с банками развивается пока со скрипом.

Главным драйвером коллабораций становятся технологии открытого банкинга, в первую очередь открытые интерфейсы (API). Они позволяют быстро, эффективно и безопасно проводить взаимообмен данными между банками и сторонними сервисами. Выгоду получают не только пользователи, но и банки. В ответ на предоставление финтех-сервисам персональных сведений о клиенте – по его, конечно, инициативе и с его обязательного согласия – банки получают от PFM-сервисов дополнительную информацию, которая помогает им точнее определять потребности аудитории, создавать более релевантные продукты и в итоге увеличивать собственную выручку. Например, анализ финансового поведения людей и глубокий скоринг, который в состоянии провести специализированные сервисы, позволяют кредитным учреждениям предлагать займы по более выгодным ставкам. Не говоря уже о том, что внедрение API помогает банкам сэкономить на необходимости проведения масштабных исследований и не создавать для этого специальное подразделение.

Банки также могут монетизировать собственные ресурсы, работая по модели Banking-as-a-Service или Banking-as-a-Platform. За счет коллабораций с другими игроками рынка банк расширяет клиентскую базу, затрачивая меньше ресурсов. По оценкам аналитиков, привлечение одного клиента обходится BaaS-платформе в $5–35, тогда как традиционному банку – в $100–200.

Технологии уже позволяют банкам свободно предоставлять доступ к своим базам, используя современные инструменты и защищенные каналы передачи данных. Но в России по модели Open Banking работают пока далеко не все финансовые организации. ЦБ рекомендует банкам внедрять стандарты OpenAPI, но не обязывает это делать. Регулятор только в октябре 2020 г. выпустил первые стандарты открытых API, но они не обладают «юридической силой» и представляют собой именно что рекомендации. Банк вправе сам решать, следовать им или нет. И как правило, банки не идут навстречу независимым финтех-сервисам.

В то же время в ряде стран ЕС, а также в Австралии и Великобритании внедрение аналогичных стандартов носит обязательный характер. Похоже, что и Банк России уже признает эту необходимость: переход к широкому применению OpenAPI указан как один из важных пунктов в «Стратегии развития национальной платежной системы на 2021–2023 годы».

Создание условий для взаимообмена данными между банками и финтех-сервисами – это, таким образом, вопрос времени. Но пока независимым компаниям приходится использовать более сложную инфраструктуру для получения нужных сведений. Между тем удобная интеграция через OpenAPI сделала бы этот процесс существенно более понятным и комфортным для пользователей. А чем проще устроены операции по учету финансов, тем больше людей готовы заниматься личным бюджетированием. Сейчас, по данным Национального агентства финансовых исследований (НАФИ), только 7% россиян ведут бюджет в электронном виде. Важно при этом, что привычка вести учет напрямую коррелирует с уровнем достатка человека: опрос того же НАФИ показал, что среди людей с низким доходом бюджет ведут только 40%, тогда как среди тех, чей доход выше, – уже 63%. Более того, исследования показывают, что привычка вести бюджет приучает человека меньше тратить. Поэтому открытый обмен данными позволит не только оптимизировать процессы и увеличить выручку отдельных сегментов бизнеса, но и повысить финансовое благополучие людей.