Анонимность – залог успеха государственных цифровых валют

Сосуществование цифрового рубля и криптовалют поднимает вопрос о жизнеспособности такого дуэта
Дополнительным аргументом внедрения цифровой валюты центрального банка (ЦВЦБ) ряд экспертов называет тот факт, что Россия входит в пятерку стран с крупнейшей долей теневой экономики и в десятку – с крупнейшей аудиторией пользователей криптовалют /Максим Стулов / Ведомости

Курс биткойна на торгах Binance 19 мая опускался до уровня $30 000. Это вдвое ниже апрельского исторического максимума, и на таких уровнях биткойн не находился с 25 января. Часть экспертов связывают это с действиями китайских экономических властей: центробанк КНР запретил финансовым учреждениям и компаниям страны оказывать услуги, связанные с криптовалютой. Не исключено, что таким образом Пекин просто пытается минимизировать влияние биткойна на рынок и освободить нишу для цифрового юаня. Бороться есть за что.

По мере развития цифровых финансовых инноваций, особенно в области электронных форм денег и мобильных платформ, потребность в мгновенных и бесперебойных платежах возрастает буквально на глазах. Международный валютный фонд отмечает, что объем транзакций домохозяйств Китая по электронным деньгам через WeChat Pay и Alipay уже превышает совокупный аналогичный объем операций по Visa и Mastercard. Если текущие тенденции сохранятся, потенциальные последствия для платежных и валютных систем и, в конечном итоге, для финансовой системы могут быть, мягко скажем, значительными. Параллельный и естественным образом связанный с прогрессом электронных форм денег процесс – увеличение количества безналичных платежей. Исследования Банка международных расчетов показывают, что с 2014 г. в Китае количество безналичных платежей увеличилось более чем в 5 раз. Это суперпрогресс.

Китай – это всего лишь яркий пример. Похожие процессы идут во всем мире. Стоит также отметить, что пандемия COVID-19 вызвала опасения по поводу передачи вируса через наличные деньги, а это стало дополнительным фактором увеличения использования бесконтактных платежей. Резкий рост доли безналичной экономики дополнительно актуализирует вопрос о том, движется ли мир в целом к тому, чтобы стать безналичным и цифровым.

Для России эта тема тоже актуальна. Национальная экономика характеризуется сравнительно высокой долей безналичных платежей: по данным Банка России, в структуре платежей за товары и услуги в совокупном объеме розничной торговли роль безналичных операций выросла с 39% в 2016 г. до 70% в 2020 г. При этом у российского рынка один из наиболее высоких уровней проникновения финансовых технологий в мире. Если добавить к этому стремительное развитие идентификационных и блокчейн-платформ в стране, то в совокупности это, конечно, определяет необходимость внедрения цифрового рубля. Планы Банка России рациональны. Дополнительным аргументом внедрения цифровой валюты центрального банка (ЦВЦБ) ряд экспертов называет тот факт, что Россия входит в пятерку стран с крупнейшей долей теневой экономики и в десятку – с крупнейшей аудиторией пользователей криптовалют.

Но само сосуществование ЦВЦБ и криптовалют закономерно поднимает вопрос о жизнеспособности такого дуэта. Мнение экспертного сообщества разделилось, сформировалось два лагеря. С одной стороны, Bank of America в апреле опубликовал доклад, где отметил, что ЦВЦБ – это не просто конкуренция для частных криптовалют, а попытка вытеснения и замещения государством неподконтрольных ему платежных инфраструктур. С другой стороны, исследователи Morgan Stanley примерно в то же время заявили, что криптовалюты продолжат свое существование, даже если центральные банки массово приступят к эмиссии собственных цифровых валют. Причиной этого называют тот факт, что инвесторы все чаще воспринимают криптовалюты как новый класс институциональных активов, а не только как платежные инструменты.

Что касается предложений о полной отмене наличных денег – а такие предложения логично следуют за инициативой введения ЦВЦБ, то обычно они вытекают из мотивации снизить объемы незаконной деятельности, теневого сектора экономики и уклонения от уплаты налогов. Такая мотивация во многом является предметом споров. Степень, в которой использование наличных денег способствует незаконной деятельности, неочевидна, как и компромисс между выгодой от снижения преступности и издержками, которые денежные ограничения создают для законной деятельности.

Есть также вероятность того, что ограничение использования наличных денег может подорвать конфиденциальность транзакций населения и снизить эффективность национальной экономики. Ведь конфиденциальность имеет как частную, так и социальную ценность. По этой причине перспективы новой волны регуляторных ограничений рынка криптовалют и эффективного сосуществования двух типов активов во многом будут зависеть от того, смогут ли проекты центральных банков предоставить конечным пользователям достаточный уровень анонимности. А также возможность эффективно применять национальные цифровые валюты в рамках финтех-сервисов и децентрализованных финансов. Это испытание для всех мировых правительств.

Статья продолжает дискуссию о цифровых валютах, начатую материалами экспертов в номере «Ведомостей» от 25 марта 2021 г.