Авиамаршруты наполнились политикой

Инцидент с рейсом 4978 привел к захвату авиаотрасли в заложники политиками
PETRAS MALUKAS / AFP

Инцидент с посадкой лайнера авиакомпании Ryanair в Минске и последовавшие вслед за этим события позволили констатировать: теперь маршрутизация авиарейсов носит политический характер. Безусловно, отдельные прецеденты закрытия воздушного пространства отдельными странами (или для авиакомпаний отдельных стран) случались и прежде: в 2016 г. госавиаслужба Украины ввела полный запрет на транзитное использование своего воздушного пространства для всех российских авиакомпаний. А годом позже Саудовская Аравия, Египет, ОАЭ и Бахрейн на фоне дипломатического кризиса и обвинений в поддержке терроризма временно закрыли воздушное пространство для самолетов национальных катарских авиалиний – Qatar Airways. Но случай с Белоруссией вывел применение подобных рычагов на принципиально новый уровень. Теперь авиакомпании из десятков стран будут облетать крупную страну в самом центре Европы.

Что к этому привело? Во-первых, явная недооценка спецслужбами Белоруссии последствий организованной ими «воздушной охоты» на летевшего этим рейсом Романа Протасевича, экс-главреда Telegram-канала NEXTA. Вряд ли они рассчитывали на резонанс такого масштаба, тем более что случаи с принудительными посадками самолетов случались и прежде. В 2013 г. самолет президента Боливии Эво Моралеса заставили приземлиться в Вене. Самолет летел из Москвы, ЦРУ получило информацию, что на борту может находиться Эдвард Сноуден. А в 2016 г. самолет «Белавиа», выполнявший регулярный рейс Киев – Минск, украинские диспетчеры вернули в Киев под угрозой поднять истребители для перехвата. После посадки сотрудники службы безопасности Украины задержали и обыскали пассажира Армена Мартиросяна. Но по итогам прежних историй с принудительными посадками никаких политических последствий не возникало. Теперь они возникли. Разумеется, произошло это на фоне сформировавшегося до этого отношения ЕС к Александру Лукашенко.

«Самым тревожным фактом и настоящим прецедентом в этой истории стала быстрая и жесткая реакция чиновников ряда стран ЕС, которые потребовали санкций до проведения каких-либо разбирательств. Политически мотивированной она выглядит на фоне позиции ICAO, где заявили о необходимости сначала расследовать инцидент с самолетом Ryanair», – рассказал «Ведомостям» Олег Пантелеев, главный редактор агентства «Авиапорт».

ЕС не только запретил полеты белорусам, но также призвал европейские авиакомпании избегать полетов в воздушном пространстве Белоруссии. Аналогичные меры ввела Великобритания. О приостановке полетов объявили AirBaltic, Air France, Austrian Airlines, British Airways, Finnair, KLM, LOT, Lufthansa, Ryanair, SAS и Wizz Air. Украина заявила о прекращении авиасообщения с Белоруссией с 26 мая. Белорусская авиакомпания «Белавиа» в ответ отменила рейсы в Лондон, Париж и на Украину. Президент США Джо Байден присоединился к требованиям о проведении расследования инцидента, который назвал «прямым нарушением международных норм». Белый дом в ближайшее время рассмотрит варианты санкций в ответ на события в Белоруссии.

«Таким образом, отрасль оказалась в заложниках у политиков: с одной стороны, у Лукашенко, а с другой – у ЕС и Великобритании», – резюмирует Пантелеев.

Любопытно, но в этом раскладе неожиданную гибкость в отношении с регуляторами проявил Минск (при понятном лицемерии по поводу «бомбы»). Белорусская сторона уведомила и ICAO, и Международную ассоциацию воздушного транспорта о готовности к сотрудничеству в расследовании инцидента с самолетом рейса Афины – Вильнюс. На что рассчитывает Лукашенко в диалоге с международными авиационными инстанциями? Возможно, он просто тянет время.