Бенефициары всеобщего просветления

Практика минувших нескольких лет показала, что маркировка может распространяться практически на любую товарную категорию / Максим Стулов / Ведомости

Обследования показывают, что жители России при выборе потребительских товаров руководствуются прежде всего соображениями цены и качества. Оно и неудивительно, ведь – по всей логике – именно ими и должен быть продиктован выбор любых рациональных экономических субъектов. Хорошая новость заключается в том, что вскоре эта рациональность усилится сама собой. А нам с вами как потребителям для этого даже не придется ничего делать.

В последнее время набирает обороты легализация рынков отдельных потребительских товаров через внедрение в них обязательной маркировки специальными знаками. Маркировка смещает вес и влиятельность групп в цепочках поставок к легальным компаниям, возрастающая рыночная сила которых через развитие конкуренции играет лишь на руку российским потребителям.

Основная цель – борьба с контрафактом и наступление на серые зоны экономики. При этом мало говорится о долгосрочных экономических последствиях внедрения маркировки товаров для конечных потребителей – в призме тех самых цены и качества, которые-то их и интересуют в первую очередь.

Маркировка – тектонический сдвиг для отечественного потребительского рынка, сопоставимый с тем скачком, который торговля или крупные производители в свое время пережили в результате внедрения информационных технологий. Когда ритейл научился в режиме реального времени учитывать остатки в большом количестве магазинов, это полностью изменило характер его отношений с другими участниками рынка. Производство стало уходить под заказ, определяемый ритейлерами, чья рыночная сила благодаря этому выросла.

Сегодня мы на пороге похожих изменений – ведь вскоре по замыслу властей обязательная маркировка должна расшириться на все базовые группы потребительских товаров.

Нарастающие эффекты

Практика минувших нескольких лет показала, что маркировка может распространяться практически на любую товарную категорию. Начиналось все с осторожного эксперимента с шубами, затем система прошла обкатку на более значимых рынках – например, сигарет и лекарств, а теперь очередь дошла и до рынка продуктов питания.

Сумма позитивных экономических эффектов от маркировки будет возрастать по мере поэтапного охвата ею все большего количества товарных групп. И, что немаловажно, все более социально значимых.

Система обязательной маркировки и встроенные в нее механизмы прослеживаемости аккумулируют в себе огромные массивы коммерческих данных, включая информацию о движении товаров и ценах. Ценообразование становится прозрачным, поскольку для каждой партии товара видна вся цепочка создания стоимости.

Это генерирует серьезные риски для участников нелегального оборота любых товаров, охваченных маркировкой. Под угрозой потери бизнеса нелегалы будут вынуждены переходить в белый сектор рынка – раскрывать информацию о своих производственных и сбытовых процессах и контрагентах – или уходить с рынка совсем. Именно так будут вынуждены поступать все участники цепочек поставок.

Устранение асимметрии

Повышение открытости будет вести к снижению асимметрии доступа к коммерческой информации. Big data серьезно ударит по лишним звеньям рынка, которые на этой асимметрии паразитируют. Рыночная сила производителей вырастет, при этом ослабнут нишевые лидеры и те посредники, которые сейчас способны присваивать значительную часть общей маржи, не создавая реальной добавленной стоимости. Цепная реакция приведет к тому, что маржа в цепочках поставок начнет перераспределяться в пользу эффективных участников рынка, которые станут массовыми бенефициарами внедрения маркировки.

Кстати, противникам перемен стоит вспомнить, что асимметричность информации является причиной «провала рынка». Объем производимых и продаваемых товаров и услуг отличается от общественно оптимального, использование ресурсов становится неэффективным, равно как и цены начинают отклоняться от общественно оптимальных.

Лев Якобсон, первый проректор НИУ ВШЭ, вполне обоснованно утверждал, что при асимметрии информации потребитель не может влиять на производителя, отсутствует контроль за качеством предоставляемых услуг, отсутствует точная оценка качества услуг, а продавец заведомо лучше знает качественные характеристики своей продукции.

Недостаток информации порождает неэффективность, блокируя взаимодействие между участниками сделки; возникают чистые общественные потери. Они нам нужны?!! Мне кажется, что не очень, равно как и обычно практикуемое в таких случаях усиление государственного регулирования.

Охват маркировкой большинства базовых групп товаров на российском потребительском рынке будет сопровождаться масштабной трансформацией цепочек поставок. Мы уже сейчас видим, как производители начинают напрямую поставлять свои товары потребителям через онлайн-торговлю, включая маркетплейсы, доля электронных платежей в расчетах взмыла до невиданных высот, что лишь добавляет рынку прозрачности.

Выгода приобретателя

Другими массовыми бенефициарами станут потребители, ведь в долгосрочной перспективе маркировка и параллельные меры властей по наведению порядка в теневой части потребительского рынка будут оказывать существенное сдерживающее воздействие не только на нелегальную продукцию с высокими рисками для потребителей, но и на потребительскую – и, что очень важно, продовольственную инфляцию.

По мере расширения легальной части потребительского рынка и устранения информационной асимметрии вполне можно ждать повышения эластичности ценообразования за счет появления дополнительной маржи у легальных участников оборота, обострения конкуренции между ними и сопутствующего повышения эффективности – примерно такого, какое произошло на рынке такси с приходом на него агрегаторов, когда недовольство таксистов было быстро подавлено пассажирами, внезапно оказавшимися в выигрыше.

Важное изменение, незаслуженно ускользающее от общественного внимания, заключается и в том, что маркировка также вовлечет покупателей в процесс контроля подлинности продукции и даст им принципиально новые возможности и гарантии их прав потребителей.

Просветление рынка

На все эти изменения может уйти еще немало времени, ведь трансформация предполагает изменение условий игры для всего потребительского рынка, причем не только России, но и стран – политических союзниц по евразийскому пространству. По мере сжатия теневой части потребительского рынка будет расти цифровая зрелость цепочек поставок, а количество противоречий между его участниками, наоборот, сокращаться за счет все большей прозрачности и предсказуемости.

Скептикам, а тем более противникам перемен, которых немало при любых реформах в общественно значимых сферах, пора принять необратимость легализации рынка. Цифровизация в ближайшие годы неизбежно охватит практически весь потребительский рынок (ту его часть, где в принципе возможна легализация, с остальными пусть разбираются правоохранители), а не только отдельные его сегменты, ушедшие далеко вперед, такие как ритейл.