Как в России и за рубежом принуждают к вакцинации

Передача медицинских функций работодателям не поможет окончательно решить проблему
Евгений Разумный / Ведомости

Вакцинация двух третей населения, согласно официальному мнению, оказывается единственным решением проблемы пандемии. С одной стороны, она снижает заболеваемость, с другой – вакцинированные если и болеют, то со значительно более мягкими симптомами, а значит, снижается смертность. С третьей – нужно учесть, что мир сегодня превращается в единую сетевую структуру, цель которой – обеспечить всеобщую защиту от COVID-19.

На данный момент альтернативного предложения у государств своим гражданам не существует. Функция государств состоит в том, чтобы обеспечить население вакциной и доступом к ней, создать правовую и нормативную инфраструктуру вакцинации. Но не менее важная задача ложится на плечи самих обществ, желающих вернуться к нормальной жизни, где открыты все общественные места и границы, а отслеживание прироста заболевших не является таким же ежедневным ритуалом, как утренняя чашка кофе.

Столь масштабная задача оказывается невозможной без принуждения в той или иной форме. Правительство одной из провинций Пакистана решило блокировать сим-карты тех, кто отказывается проходить вакцинацию. В Китае на государственном уровне она остается добровольной, но местные власти закручивают гайки: в провинции Хайнань администрация пообещала вносить диссидентов от вакцинации в черный список и лишать их государственных пособий и права пользоваться общественным транспортом. Индонезия еще в феврале ввела систему штрафов и отказа в социальной помощи для тех, кто не желает вакцинироваться. При этом штраф является существенным даже по меркам богатых стран, в Джакарте составляя 5 млн рупий ($350).

Европа действует более мягкими методами, подводя население к вакцинации комбинацией организационных решений вроде рассылок приглашений гражданам без всякого запроса с их стороны и надежды на выход из локдауна. Фактически европейские правительства говорят своим гражданам: «Если вы хотите возвращения к нормальной жизни, вакцинируйтесь. А чтобы вам было легче принять единственно возможное положительное решение – вот вам, гражданин, назначение на время и место». Создание дефицита вакцин и стратификации обществ по «приоритетности доступа» также особым образом мотивирует на укол.

Очень странным в этом смысле выглядит мнение руководителя Роспотребнадзора Анны Поповой, что россияне не прививались в силу присущего им нигилизма. Именно отсутствие реальных ограничений как прав и свобод человека, так и экономической активности сыграло плохую шутку с темпами программы вакцинации.

Россиянин оказался дважды лишен мотива вакцинироваться. Во-первых, прививка никак не поменяет его жизнь здесь и сейчас, а во-вторых, он теоретически может получить укол в любой день и час. Но вал третьей волны заставляет российское государство пересмотреть свою политику. Фактически России приходится наверстывать упущенное, чтобы встать в ряд обычных государств в «эпоху новой нормальности».

Но и тут мы тоже идем своим путем. У нас разворачивается уникальный в мировом масштабе механизм делегирования принуждения к вакцинации работодателям. Если в Москве и Московской области – регионах с доминированием сферы услуг – вышли распоряжения о вакцинации 60% работников сферы услуг, госпредприятий и т. д., то в регионе – экспортере ресурсов Карелии введена система паспортов коллективного иммунитета: предприятия, в которых 60% сотрудников вакцинировались или переболели, получат льготы от региона. А если говорить прямо и честно, то они получат возможность продолжать или по крайней мере не делать дороже свою экономическую деятельность при возможном локдауне.

Новые меры рискуют усугубить конфликт между бизнесом и наемными рабочими. Но с другой стороны, отсутствие локдауна и ограничений на работу в интересах самого бизнеса. С возложенной на него задачей организации коллективов на добровольно-принудительную вакцинацию бизнес, очевидно, справится. Но поручение работодателям задач системы здравоохранения будет означать навешивание на них функций, которые не входят в их сферу ответственности ни формально, ни фактически. Более того, у работодателя нет ни опыта, ни средств – кроме прямого давления на работника и санкций в его адрес – для их решения. Чрезмерное использование кнута может создать серьезные проблемы самим предприятиям в условиях ограниченного доступа к рабочей силе.

Ситуация не выглядит устойчивой, а делегирование вакцинного принуждения работодателям – окончательным решением проблемы. Вручение функций системы здравоохранения работодателям, вероятно, неизбежный, но все же не более чем паллиатив, который годится в качестве временной меры.

Автор — политолог, руководитель экспертного совета ЭИСИ