Что общего у советской и современной систем ценообразования

Нащупать и удерживать баланс, пожалуй, самое сложное в работе нынешнего правительства
Максим Стулов / Ведомости

Президент компании «Мираторг» Виктор Линник дал большое интервью телеканалу РБК, в котором повторил известные тезисы об особенностях государственного регулирования экономического развития страны. Идеи привлекательные, но, к сожалению, по большей части ошибочные. Разберем по пунктам.

Во-первых, по словам Линника, стратегической пользы от заморозки цен на продукты нет: «Когда вы начинаете жестко заниматься регулированием цен <...> не будет просто продукта, вернемся в добрые советские времена на уровне «ты мне – я тебе». Косность формулы в том, что в советское время ценообразование было нормативно-централизованным. Нормативы издержек, зарплат и прибыли отражали сравнительную эффективность и полезность конкретной продукции для народного хозяйства, а после – и для населения. Ни о каком распределении выручки по производственной цепочке не было и речи.

Суть косыгинской и прочих реформ заключалась в предоставлении предприятиям чуть большей самостоятельности при использовании получаемого ими дохода, или V + М из марксовой формулы стоимости товара C +V + M (потребленные средства производства + оплата рабочей силы + прибавочная стоимость или прибыль). Предоставляемые государством основные фонды (С) оставались незыблемыми, и «поиграться» можно было только с нормируемой зарплатой и снова нормируемой прибылью.

Какое отношение советская система ценообразования, схематичный вариант которой был только что представлен, имеет к современной экономике? Верно, никакого. Социалистическая экономика во многом развалилась потому, что предоставленная хозяйствующим субъектам по закону СССР «О государственном предприятии (объединении)» экономическая самостоятельность, а также прибыль, как обобщающий показатель хозяйственной деятельности (п. 2. ст. 2 закона), вылились не в модернизацию, а в гиперинфляцию.

Прибыль, получаемая за счет роста цен, шла не на развитие, а на повышение зарплат и прочее потребление. Нечто подобное мы наблюдаем и сейчас. Разница в том, что государство, замораживая цены, ограничило получение собственниками дополнительной прибыли при прежних затратах и стагнирующих зарплатах.

Что до госрегулирования, которое якобы back in USSR, то ценовое регулирование не равнозначно нормативному ценообразованию. Ни одного ценового норматива правительство не ввело, а лишь ограничило ценовой потолок по единичным товарам. Внутри ценовой структуры можно по-прежнему резвиться, как хочешь.

Во-вторых, повышение доходов населения, по словам Линника, возможно через ограничение квот на трудовых мигрантов в 3–4 раза, благодаря чему вырастут зарплаты, а также замену иностранных рабочих заключенными. Мысль о мигрантах отчасти верная, но поверхностная.

Для значительной части занятого населения работодателями выступают государственные и муниципальные структуры, следовательно, зарплату начисляет бюджет, а там принципы оплаты труда, согласимся, иные. Кроме того, доля государства в экономике стабильно превышает 40%, что в целом соответствует мировым практикам. А это снова бюджет или государственное нормирование.

Наконец, замена мигрантов на российских граждан с кратным повышением оплаты труда приведет к увеличению смет, тарифов и цен на готовую продукцию. Что в классической теории описывается как инфляционная спираль «зарплата – цены».

Замена иностранных работников осужденными когда-то уже применялась, но ни к чему хорошему не привела. К тому же требуемого количества сидельцев в стране попросту нет.

Еще одно замечание. Повышение доходов населения – задача не только для правительства, но и для каждого работодателя, даже если компания оформлена на кипрскую прокладку. В то же время повышение зарплат ведет к росту издержек, на что ни один предприниматель просто так не согласится – мотивация у него иная.

Наконец, в-третьих, Линник прав, когда говорит, словно подталкивая правительство к более активным действиям, что в заморозку цен на продукты «надо вносить корректировки – чем быстрее, тем лучше».

Действительно, современная теория и практика содержат множество других способов ценового регулирования, отличных от архаичной заморозки. Здесь и оперативное применение инструментов тарифно-таможенного регулирования, и апробированный механизм демпферного ценообразования, и глобальный пересмотр корпоративного налога на прибыль, и внедрение элементов протекционизма, и продуктивная борьба с картелями, и противодействие налоговым уклонистам, и досоздание госрезервов, и субсидирование приоритетных направлений деятельности.

Нащупать и удерживать ценовой баланс, пожалуй, самое сложное в работе нынешнего правительства. Альтернатива? Та самая спираль «зарплата – цены». Первый виток со стороны цен уже состоялся.