Коронавирус из пробирки

Доказательств искусственного происхождения SARS-CoV-2 все больше
Утечки вирусов из китайских лабораторий случались неоднократно / AFP

2 августа в США представлен новый доклад об утечке коронавируса из лаборатории в Китае. Если в предыдущих отчетах на лабораторное происхождение SARS-CoV-2 лишь намекалось, то в этом докладе об этом говорится как об установленном факте.

Гипотеза о лабораторном происхождении COVID-19 существовала с момента начала пандемии. Однако в начале 2020 г. был опубликован ряд открытых писем от ученых с призывом «не верить в теории заговора», а влиятельные представители страновых регуляторов, такие как американец Энтони Фаучи, открыто отрицали такую возможность. Хотя – и этого нельзя не отметить – в «закрытой» части своих разговоров эксперты не были столь категоричны. Об этом говорят утечки частной переписки того же Фаучи, появившиеся в прессе не так давно.

Однако подозрения оставались, и в сентябре 2020 г. член палаты представителей Майкл Маккол опубликовал доклад, в котором указывалось на многочисленные несоответствия фактов и отсутствие прозрачности с китайской стороны. 

В феврале 2021 г. комиссия ВОЗ предприняла попытку расследования, сделав вывод о «маловероятности» искусственного происхождения COVID-19. Неудовлетворенные результатами и неполнотой представленных данных, члены республиканской партии США решили продолжить собственное расследование. А 14 мая в Science вышло письмо 18 известных биологов, в том числе Ральфа Барика (о нем речь пойдет ниже), с просьбой более тщательно изучить этот вопрос. Что и было сделано.

Вот основные тезисы нового доклада Маккола:

Утечки вирусов из китайских лабораторий случались неоднократно, в том числе утечка SARS в Пекине в 2004 г.

Еще до 2019 г. лаборатория в Ухане страдала от серьезных проблем, связанных с обеспечением безопасности, они были вызваны нехваткой обученного персонала и ресурсов.

12 сентября 2019 г. база данных Уханьского института вирусологии, содержавшая тысячи записей, в том числе о патогенах летучих мышей, была изъята из публичного доступа.

ν Контроль над лабораторией был передан армии, официально – в январе 2020 г., по другим данным – в конце 2019 г. Связи с военными отрицались, несмотря на проведение экспериментов по их заказу и сотрудников института, имеющих отношение к вооруженным силам.

Число пациентов с кашлем и диареей (симптомами COVID-19) в Ухане резко возросло в сентябре – октябре 2019 г. Все больницы с приростом таких пациентов находились в пределах 6,5 мили от института. Его предположительно зараженные сотрудники пользовались метро и могли передать инфекцию другим пассажирам.

В октябре 2019 г. в Ухане проводились Всемирные военные игры. Многие атлеты заболели, их симптомы напоминали COVID-19. Город был в состоянии локдауна, в аэропорту проверяли температуру. Зрителей на играх не было. В четырех странах, отправивших делегации на игры, COVID-19 был зафиксирован в ноябре – декабре 2019 г.

До 2019 г. сотрудники института, в том числе совместно с американскими учеными, неоднократно публиковали статьи о генетических модификациях коронавируса летучих мышей, делавших его способным к заражению человеческих клеток. Уханьский институт передал один из новых открытых им вирусов (SCH014) американским ученым, которые «пересадили» белок его шипа человеческому SARS, получив вирус, устойчивый к вакцине и антителам.

Доказать, что вирус SARS-CoV-2 существовал у животных и передался человеку, невозможно в силу того, что нет ни животных носителей, ни описанного механизма передачи.

РНК вируса имеет двойной кодон CGG (единица генетического кода), кодирующий сайт расщепления фурином. Это необычная последовательность для естественных вирусов, но она широко используется в лабораториях.

Способ создания генетически модифицированных вирусов, неотличимых от «диких», существует давно. В 2005 г. статью о нем опубликовал Барик, впоследствии сотрудничавший с уханьской лабораторией с 2014 по 2016 г. в создании химерных вирусов.

Следы тщательно заметались, и в этом участвовали не только китайские инстанции, но и американские, включая Национальный институт здоровья США (NIH) – что-то вроде нашего ФМБА, только гораздо масштабнее и влиятельнее. Особую роль, по мнению авторов доклада, в этом сыграл Питер Дасзак, президент EcoHealth Alliance (EHA – американская неправительственная организация, заявленная миссия которой состоит в защите людей, животных и окружающей среды от возникающих инфекционных заболеваний). EHA спонсировала уханьскую лабораторию. В частности, Дасзак был автором открытого письма в феврале 2020 г., призывавшего отказаться от «теорий заговора», и единственным американцем, участвовавшим в инспекции ВОЗ, которая сделала вывод о неправдоподобности искусственного происхождения вируса.

Последний пункт, пожалуй, самое важное и интересное, что есть в докладе Маккола. Нет больше «конспирологии» про «плохих» китайцев, которые выращивали вирусы да упустили их. Маккол возлагает вину за произошедшее, разумеется, не снимая ее с Китая, в том числе на американских граждан, американские корпорации и правительственные организации, включая NIH и NIAID (Национальный институт аллергии и инфекций, возглавляемый Фаучи). Получилось почти как у Достоевского: «Вы и убили-c...» – прибавил он почти шепотом, совершенно убежденным голосом». 

Логика Маккола такова: после запрета на создание вирусов с определенными, более опасными для человека свойствами на базе SARS американские корпорации и заинтересованные в продолжении работ в этом направлении инстанции вынесли свои исследования в юрисдикцию, с одной стороны, обладающую достаточным научно-техническим потенциалом для научного поиска в данном направлении, а с другой – не имеющую этических и законодательных ограничений, препятствующих таким опытам. После нескольких лет экспериментов, которые велись в Китае в основном усилиями местных ученых при полной осведомленности медицинско-биологических регуляторов и властей страны, но при участии «научных», «организационных» и «финансовых» спонсоров из-за границы, «что-то пошло не так». И мы получили пандемию. 

В дальнейшем власти Китая при поддержке со стороны американских спонсоров предприняли массу вполне успешных усилий по камуфлированию настоящих причин и предпосылок происходящего во всех аспектах – от даты начала пандемии (у Маккола – лето 2019 г., а не зима-2019/20) до идентификации вируса. ч

Теперь следствие закончено. И что будет дальше? 

В том-то и дело, что дальше, скорее всего, не будет ничего. Уход от обвинения Китая в пандемии к обозначению возможной коллективной вины Китая и США делает реальное расследование и установление истины крайне маловероятным. Потому что в этом не заинтересован никто из глобальных игроков. Если обвинения в адрес Китая еще можно было представить как часть антикитайской игры американского истеблишмента, то какой смысл в таких обвинениях, если китайские вирусологи встают в ряду «обвиняемых» рядом с авторитетнейшими американскими организациями?

Так что «следствие закончено, забудьте».