Всемирный фонд климата

Следует бороться уже не с причинами глобального потепления, а с его неизбежными последствиями
АР

На днях Межправительственная группа экспертов по изменению климата выпустила промежуточный доклад, призванный стать частью фундаментального исследования, презентация которого запланирована на следующий год. Выводы десятков ученых и сотен частных научных работ довольно неутешительны. Самый оптимистический сценарий предполагает прекращение повышения температуры атмосферы к 2050 г., но ни один не оставляет шанса на «возвращение к норме», которой обычно считают 1900 г. В худшем варианте температура к 2100 г. вырастет по сравнению с концом XIX в. на 4,4 градуса, а уровень мирового океана поднимется приблизительно на 70 см.

В докладе подчеркивается, что человечество ответственно за все дополнительные градусы, а волна потепления случилась не в рамках чередования холодных и теплых периодов, которые происходят в среднем каждые 100 000 лет. Проблема усугубляется тем, что сокращение площади ледников и полярных льдов уменьшает отражение солнечного света, делая нагревание поверхности Земли еще более быстрым, а теплые воды океана исторгают еще больший объем СО2, способствуя дальнейшему росту температуры.

Дискуссия по изменению климата идет не один год, но все равно она сводится к тому, насколько вырастет температура Земли и в какой степени человек ответственен за надвигающуюся катастрофу. Представляется, однако, что пришло время сменить фокус обсуждения.

С одной стороны, убеждать правительства отдельных стран в необходимости что-то срочно предпринимать уже не самая важная задача. В последние 20 лет экономика (конечно, под влиянием политиков) переходит на снижение углеродного следа, и данный процесс выглядит достаточно быстрым. Одни только энергетические компании уже вложили $2,5 трлн в неуглеродную энергетику; о полном отказе от двигателей внутреннего сгорания объявили все мировые автоконцерны; энергоэффективность растет рекордными темпами.

Вопрос о том, когда человечество перестанет выбрасывать СО2 – в 2080 или в 2100 г., – не кажется мне принципиальным: мы вернемся к показателям начала ХХ в. на протяжении жизни ближайших двух поколений, и к этому мир приведет уже чисто экономическая логика, а не фанатики типа Греты Тунберг.

Люди, как показывала история борьбы с экологическими катаклизмами – от лондонского смога до качества воды в европейских реках, – умеют бороться с такими напастями, если осознают исходящую от них угрозу. События последних лет, мне кажется, такую угрозу донесли, и следует дождаться нужного эффекта.

С другой стороны, до последнего времени основная часть усилий ученых и практиков сводилась к определению скорости потепления и тех действий, которые нужно предпринять, чтобы его остановить. Пора изменить постановку вопроса и разделить две темы: одну, касающуюся способствующих углеродному переходу технологий, и другую, имеющую отношение к их последствиям.

Существенно сократить выбросы СО2 наверняка удастся, но остановить потепление – нет.

Даже если антропогенный фактор в этом процессе полностью исчезнет к 2050–2060-м гг., процесс увеличения температуры на Земле, несомненно, продолжится. Поэтому акцент следует постепенно переносить с поддержки усилий по декарбонизации на выработку стратегии помощи отдельным странам и территориям, которые более всех пострадают от климатических изменений.

Грубо говоря, Россия может выиграть от использования Северного морского пути, Канада – от увеличения массива сельскохозяйственных земель, другие страны – еще от чего-нибудь.

Напротив, Бангладеш столкнется с наводнениями, центральноафриканские страны – с наступлением пустынь и т. д. Поэтому пора переходить от торговли квотами на выброс СО2 к созданию Всемирного фонда климатического благосостояния (Global Climate Welfare Fund), который стал бы координировать программы ответа на глобальное потепление в планетарном масштабе.

Пришло время признать глобальное потепление реальностью ближайших нескольких столетий. Если смотреть на вещи трезво, окажется, что этот процесс более всего ударит по и без того «дефаворизированным» странам и территориям – и, вполне вероятно, нанесет им гораздо больший ущерб, чем европейская колонизация, за последствия которой нас всех сейчас призывают интенсивно каяться.

Смикшировать этот ущерб, поделиться с теми, кто окажется в наиболее сложном положении, и, возможно, создать в ходе борьбы с последствиями изменения климата более единое и сплоченное человечество видится мне задачей, достойной развитых стран в ближайшие десятилетия и даже века.