Мор, засуха, потоп

Какие новые угрозы несет с собой глобальное потепление?
Иван Никифоров / ТАСС

Новый доклад IPCC по климату стал самым жестким. Поскольку факты и цифры из доклада уже много раз пересказывали, а сам доклад доступен на сайте IPCC (включая резюме для тех, кто занимается разработкой государственной политики), я остановлюсь в первую очередь на главных выводах доклада и его значении для мира и России.

Утверждается, что у человечества еще есть шанс что-то сделать, хотя на самом деле даже самые экстренные меры не помогут остановить рост температуры на 1,5 градуса. Скорее всего, этот ориентир будет пройден в ближайшие 10 лет. В следующих докладах, вероятно, речь будет идти о том, как сдержать потепление в 2 или 3 градусах, однако сделать это будет крайне сложно. То есть потепление продолжится, а значит, волны жары будут чаще и сильнее, осадки – обильнее, особенно в средней полосе и на Севере, в то время как в субтропиках климат будет становиться суше.

Россия является одной из стран, которые сильнее других пострадают от изменения климата. Не только, как метко выразился Анатолий Чубайс, из-за «форсированного отказа» от ископаемого топлива, но и из-за трансграничных сборов с российских товаров и услуг, связанных с необходимостью контроля эмиссии. Что самое печальное, из-за эффекта «полярного усиления» у нас температура повышается более чем в 2 раза быстрее (а иногда и больше), нежели в среднем. Другими словами, уже через 10 лет среднегодовая температура в России может вырасти на 3–4,5 градуса, что приведет к разрушению значительной или большей части северной инфраструктуры. По мере потепления в игру вступают не зависящие от человека природные процессы, которые развиваются каскадно и создают эффект домино. Они уже запущены, смягчить или остановить их будет сложно.

Ученые признают, что изменения происходят быстрее, чем предполагалось, но правила игры по-прежнему заставляют их акцентировать внимание на возможностях человека повлиять на дальнейшее развитие ситуации. Несмотря на ужасающие графики, никто не может сказать людям прямо, что нас ждет. Я же по праву журналиста хочу заметить, что с каждым докладом IPCC прогнозы становятся жестче, но всегда недостаточно, что не позволяет увидеть картину целиком.

А правда звучит так.

Конечно, необходимо из всех сил и как можно скорее сократить эмиссию парниковых газов (это точно), однако даже самые рьяные усилия в этой сфере уже вряд ли остановят климатический кризис, который будет и дальше усугубляться, разрушая наш мир. Если мы не придумаем что-то особенное, то, скорее всего, мир в любом случае изменится до неузнаваемости. Достаточно сказать, что при похожей концентрации частиц углерода в воздухе ранее в истории нашей планеты уровень воды был на 25 м выше. При потеплении на 4–5 градусов, к которому мы неуклонно идем, Земля вряд ли сможет иметь многолетний лед в Арктике и южную ледяную шапку. Судьба приморских городов печальна, хотя осторожные прогнозы ученых позволяют многим из их жителей еще 10 или более лет наслаждаться жизнью у моря, не теряя надежды на лучшее.

Борьба предстоит по всем фронтам – от сокращения эмиссии в промышленности и сельском хозяйстве до тушения пожаров. В этом докладе много внимания уделено «критическим моментам». Ученые не ставят задачи контроля каскадных эффектов, зато стали больше говорить о метане. Однако факт выхода его из мерзлоты до сих пор остается за кадром, что не позволяет поставить задачу по его сбору. К сожалению, осторожность ученых в данном случае ведет к чудовищным последствиям, позволяя игнорировать подобные варианты технически не слишком проработанных, но доступных стратегий.

Кажущийся международный консенсус, который формируется докладом, на деле содержит в себе массу противоречий. Они объясняются элементарной конкуренцией между элитами разных стран, конфликтом интересов. Если развитые экономики твердо настроились на резкие изменения, то Россия, Индия и Китай, похоже, полны решимости дожидаться конца света. А мы могли бы начать свою революцию по переходу от глубинной к поверхностной добыче метана – подобно тому, как в свое время уголь научились не доставать из шахт, а вывозить из карьера. Важно именно научиться его доставать из воздуха или собирать, но сегодня это больше похоже на фантазию в духе Жюля Верна.

«Зеленый поворот», разумеется, должен быть решительным и резким, многие страны смогут перестроить энергетику, однако изменений в климате и в международной политике не избежать. Судьба человечества зависит от скоординированных и осознанных действий всех стран. Несложно представить себе, что в такой ситуации будет с теми, кто настаивает на своем праве стать причиной апокалипсиса, и трудно не предположить, что мы так или иначе окажемся крайними. Хотя после распада СССР мы не так уж много гадили – в отличие от того же Китая.

Важно помнить, что углерода в почве больше, чем в атмосфере и биосистемах, равно как важно понимать, что из вечной мерзлоты он выходит в виде метана. Да, это всего лишь один из возможных эффектов домино. Однако если по-прежнему рассматривать «метановую бомбу» как один из маловероятных сценариев, то она точно рванет и мы уже ничего не сможем сделать.

Впрочем, беда не приходит одна, и на нас навалятся все беды сразу – чем дальше, тем в большей степени. «Как раньше» не будет никогда. Казалось, что счет идет на десятилетия, а теперь понятно, что важен не только каждый год, но и каждый месяц, каждый день и каждый час.

И также важно понимать, что на самом деле ни у кого нет готовых решений. И дело даже не в том, есть у нас шанс или нет, а в том, что, не приняв этот вызов, мы точно не сможем сохраниться. Потому что только общая цель и надежда могут заставить людей в условиях невзгод и лишений вести себя цивилизованно.