Второе дыхание евразийской интеграции

Россия и Белоруссия сделали серьезный шаг к объединению
SHAMIL ZHUMATOV / AFP

Согласование президентами России и Белоруссии Владимиром Путиным и Александром Лукашенко 28 союзных программ уже назвали «возрождением Союзного государства», «прорывом», «переводом интеграции на новый уровень», «поистине историческим событием». В совместном заявлении глав правительств союзные программы обозначены как «магистральные направления союзного строительства».

В 90-е и нулевые годы в Лукашенко видели амбициозного «последнего диктатора Европы», но позже его все чаще стали рисовать как истинного отца белорусского национализма, за счет российского бюджета и союзной риторики целенаправленно создающего новую белорусскую нацию. Принципиальную роль здесь сыграл украинский кризис, благодаря которому Минск стал международной миротворческой площадкой, а у Белоруссии появилась иллюзия «многовекторности» и новой миссии «сведения мостов» между Европой и Россией.

2020 год изменил всё. На фоне мировой пандемии в отношениях Запада и Белоруссии произошло не только закрытие границ, но и сожжение мостов. Массовые протесты против переизбрания Лукашенко на очередной президентский срок, очевидно направлявшиеся «западными партнерами» с непосредственным участием Польши, Украины и Прибалтики, самым убедительным образом продемонстрировали результаты «многовекторности». Отчаянные попытки белорусов броситься в объятия Китая тоже по большому счету ни к чему не привели. Поддержка Путиным в самые критичные для власти Лукашенко дни, вплоть до создания резерва из сотрудников правоохранительных органов для помощи Белоруссии, стала ключевым фактором, позволившим переломить ситуацию. Но и сам белорусский лидер доказал, что он совсем не Янукович: проявленная им воля к власти, способность мобилизовать себя, свое окружение и сторонников ярко контрастировали с поведением украинского руководства начала 2014 г.

Этот холодный душ пошел на пользу российско-белорусским отношениям. Обе наши политические системы при всей их разности испытывают схожие проблемы: западные санкции, необходимость модернизации экономики, повышения эффективности работы госаппарата, развития социальной сферы, обеспечивающей поддержку власти широкими слоями населения, особенно молодежью.

Возвращение на новом этапе к дорожным картам союзной интеграции после некоторого охлаждения российско-белорусских отношений – закономерный и взаимовыгодный итог всей этой истории.

В процессе согласования 31 дорожная карта превратилась в 28 союзных программ, направленных на усиление экономической интеграции, – сокращение произошло за счет треков, связанных с созданием политической надстройки. В ходе пресс-конференции 9 сентября оба президента обозначили свое отношение к этому вопросу. И если Владимир Путин, как всегда, был сдержан, то Александр Лукашенко в присущей ему манере отметил, что «если нам нужна будет еще более тесная военная, политическая <...> интеграция, мы это сделаем мгновенно, как только почувствуем запросы наших людей в Беларуси и в России».

Почему в данном случае можно надеяться на то, что это не просто очередные громкие слова? Прежде всего потому, что принятые союзные программы впервые за долгую историю российско-белорусской интеграции представляют собой системный документ, направленный на создание единой экономической базы как фундамента обновленного Союза.

Макроэкономическая политика, кредитно-денежная политика, гармонизация налогового и таможенного законодательства, интеграция информационных систем, формирование единой аграрной и промышленной политики – все это не так ярко, как общая валюта и союзный парламент, но одно невозможно без другого. Можно сколько угодно язвить по поводу марксистского подхода к фундаменту и надстройке, но согласованные союзные программы действительно открывают путь к постепенной системной гармонизации российской и белорусской экономик и их превращению в общесоюзную. Крайне важными являются планы по проведению согласованной политики в социально-трудовой сфере, что позволит фактически уравнять права граждан двух стран. И, конечно, важно решение застарелых разногласий в самой болезненной – нефтегазовой – сфере.

Формирование единого рынка нефти и газа запланировано к декабрю 2023 г. – аккурат к президентским выборам в России 2024 г. Есть мнение, что этот отложенный срок связан с попыткой контролировать Россией исполнение взятых на себя Белоруссией договоренностей.

Можно предположить, что реализация союзных программ выведет российско-белорусскую интеграцию на новый уровень. За ним последует формирование политико-идеологической надстройки, которая придаст процессу евразийской интеграции большую устойчивость. Видимо, не зря Лукашенко сравнил союзную интеграцию с «бульдозером», расчищающим «дорогу для будущих <...> союзных объединений на постсоветском пространстве», а в совместном заявлении Михаила Мишустина и его белорусского коллеги Романа Головченко говорится о формировании «Большого Евразийского партнерства».