Индо-тихоокеанская Антанта

Как и куда возвращается Америка Джозефа Байдена
Win McNamee / Getty Images via AFP

Администрация Джозефа Байдена вновь преподносит сюрпризы мировой общественности. Когда уже никто и не верил в то, что лозунг «Америка возвращается», провозглашенный нынешним главой Белого дома, может хоть каким-то образом воплотиться в жизнь, когда все обозреватели хором оплакивали американоцентричную «однополярность», появилось сообщение о возникновении нового военного альянса, включающего США, Великобританию и Австралию – три государства англосферы.

Представивший это новое военное объединение в минувшую среду Байден сказал, что новый союз будет служит укреплению стабильности в регионе, но, конечно, все наблюдатели в один голос заявили, что речь идет об антикитайском военном альянсе. Весьма информированный обозреватель газеты The Washington Post Дэвид Игнатиус, кажется, едва ли не первым в американской прессе прокомментировавший данную новость, сообщил, что только что объявленное соглашение готовилось уже давно, по крайней мере с момента начала президентства Байдена. Однако сообщение о появлении нового альянса пришло в ту минуту, когда снова резко обострились отношения Японии и Китая вокруг островов в Южно-Китайском море, на которые претендуют оба государства. Фактически речь идет о форсированном создании в Австралии, предположительно в порту Аделаида, мощного современного военно-морского флота, оснащенного в том числе и подводными лодками с ядерным оружием.

Австралия давно находится с Китаем в самых недружественных отношениях: за подозрения в сокрытии информации о происхождении зловещего коронавируса Пекин подверг Канберру серьезным экономическим санкциям. Очевидно, что Австралия явно рвалась сыграть роль форпоста англо-американских усилий по сдерживанию пошедшей в военный и технологический отрыв Поднебесной. Так что готовность Австралии принять помощь англосаксонских родственников не удивляет.

Удивляет другое: полное равнодушие Байдена к мнению европейских коллег. До этого оглушительного известия казалось, что вся политика главы Белого дома была нацелена на умиротворение континентальной Европы. Теперь же решением о создании AUKUS – этой аббревиатурой теперь нужно будет именовать образовавшуюся «индо-тихоокеанскую Антанту» – он наносит довольно чувствительный удар по экономическим интересам Франции, недавно подписавшей с Австралией контракт на строительство подводных лодок. Этот контракт предусматривает строительство 12 подлодок, его стоимость составила $66 млрд. Министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан уже назвал этот «подарок» со стороны партнера по Северо-Атлантическому блоку, за которым, вне всякого сомнения, последует угроза расторжения контракта с Францией, «ударом в спину» своему союзнику.

Похоже, что задача сдерживания Китая вытесняет для США все другие приоритеты – и укрепление сообщества демократий, и даже сплочение трансатлантического единства. Китай признан в Вашингтоне своего рода «экзистенциальной опасностью», с которой не может сравниться ни исламский терроризм, ни даже Россия. Весьма вероятно, что причина этого не столько внешняя, сколько внутренняя. После информационной революции 1990-х Америка не произвела на свет ничего, что подтверждало бы тезис о ее технологическом превосходстве. Однако и в технологическом отношении либеральную Америку уже переиграл коммунистический Китай, предложив миру более совершенные коммуникационные сети по более низкой цене. Запад на самом деле впервые с XVIII в. ощутил себя отстающим: все, что происходит сейчас, включая сенсационное создание индо-тихоокеанской Антанты, – следствие этой, возможно временной, утраты Западом уверенности в своем лидерстве в области технологического развития.

Возможно, Россия в настоящий момент могла бы совершить умный дипломатический маневр, присоединившись к тем странам, которые уже сейчас высказывают озабоченность по поводу милитаризации региона и опасности соскальзывания в военную конфронтацию между Китаем и англосаксонским блоком. И можно надеяться, что в этом новом движении неприсоединения к конфронтации могли бы встретиться такие разные страны, как Россия, Индия, Франция и Новая Зеландия, уже отреагировавшая весьма негативно на перспективу превращения Австралии в ядерное государство. Будем надеяться, что Аделаида не превратится в австралийский Перл-Харбор, Нагасаки останется последним городом, пострадавшим от ядерного удара, а конкуренция в сфере технологий не перерастет в вооруженный конфликт.