Что ждать от выборов в бундестаг

Нет сомнений, что они изменят политический облик Германии
Michaela Rehle / Reuters

Нет сомнений, что выборы 26 сентября в германский бундестаг изменят политический облик Германии, закончив эпоху «большой коалиции» и положив начало «политическому повороту».

Активная избирательная кампания подошла к своему финишу, и сложившийся предвыборный расклад не позволяет пока выделить очевидного фаворита выборов. Данные экзитполов на 18.05 берлинского времени показывают следующие результаты: первое место удерживают социал-демократы, получившие поддержку 25,5% избирателей, вторую строчку с небольшим отставанием занимает ХДС/ХСС – 24,5%, на третьей позиции с заметным отставанием идут «Зеленые» – 14,8%. Четвертая позиция за СвДП – 11,5%, на пятом месте «Альтернатива для Германии» с 10,5%, и замыкает список Левая партия с 5%.

Не существует недостатка в прогнозах о составе и структуре будущей коалиции, в которую, очевидно, войдут «красные» (СДПГ), «черные» (ХДС) и «зеленые», в то время как участие «розовых» (Левая партия) на сегодняшний день проблематично из-за их ограниченного политического веса и идеологических позиций. Общепризнано, что простые коалиционные формулы наподобие «черно-зеленого», «красно-зеленого» либо «красно-черного» альянсов не позволяют сформировать правительство большинства, что делает торг трех самых популярных партий (с возможностью привлечения к торгу СвДП) после выборов неизбежным и сложным.

Главный вопрос завершающейся избирательной кампании – вопрос об образе и модели политического будущего, о том «политическом предложении», с которым представители германского политического класса выходят к избирателям. Не менее значим вопрос и о судьбе политического наследия оставляющей пост канцлера Ангелы Меркель. Избегая крайностей и чрезмерной идеологизации, она вела германский политический корабль по центру, оставив после себя сравнительно эффективную многопартийную систему.

В то же время произошедшие в последние годы глубокие изменения в мировой политике сделали плавное продолжение подобного курса маловероятным.

В политическом поле Германии ныне конкурируют три партийно-политических проекта:

– социально ориентированный проект умеренного толка: социал-демократы во главе с Олафом Шольцем, которые предлагают умеренное повышение налогов и столь же умеренное повышение социальных льгот;

– проект защиты статус-кво и сохранения политической преемственности без существенных изменений: кандидат от ХДС Армин Лашет;

– программа радикального обновления политического истеблишмента и глубокого изменения политической повестки: «Зеленые» во главе Анналеной Бербок.

Значительное влияние на настроения германских избирателей оказала пандемия коронавируса с локдауном и рецессией в германской экономике, от которой пострадали как предприниматели, так и наемные работники. Пандемия и карантин усилили умеренные настроения среди германских избирателей, снизив популярность радикалов и усилив позиции сторонников более сдержанной политики – и прежде всего тех, кто сумел проявить и применить навыки управленца в посткризисной ситуации, не ущемляя интересы бизнеса и занимаясь решением социальных вопросов.

При этом наиболее убедительной фигурой с привлекательной для значительной части избирателей повесткой оказался социал-демократ Шольц. Он успел поработать в правительстве Меркель на должности вице-канцлера и министра финансов, идеально войдя в роль разумного политика и эффективного антикризисного менеджера, проявив себя в решении социальных проблем, обострившихся в условиях кризиса.

Ключевым остается вопрос о будущем политического наследства Меркель – кто станет его продолжателем и основным «распорядителем» уже по результатам голосования избирателей. Очевидно, что единой и единственной фигуры «распорядителя» по результатам предстоящих выборов не будет. По-видимому, роль менеджера коалиции получат восстановившиеся после электоральных потерь последних лет социал-демократы во главе с Шольцем (которого многие эксперты рассматривают как возможного будущего канцлера) – и они будут определять повестку дня. Как можно предположить, лидерам находящейся на подъеме СДПГ удастся уменьшить (в случае создания коалиции с участием «красного» и «черного» цветов) консерватизм христианских демократов, обеспокоенных возможным «наступлением на бизнес» в случае победы левых, а также смягчить радикализм зеленых (если в коалиции соединятся «красный» и «зеленый» цвета), проявляющийся в самых разных вопросах – от внешней политики до защиты прав женщин.

Возврата к модели социального государства «до Шредера» не будет, но социальные акценты в политике будут усилены – при сохранении внимания к интересам бизнеса (как крупного, так малого и среднего); зеленая экономика – при внешней комплиментарности к ней представителей ведущих партий Германии – не примет формы последовательной программы.

Прорыва в отношениях с Россией после формирования правительственной коалиции очевидно не произойдет – курс на экономическую прагматику (несмотря на имеющиеся трудности) сохранится, в то время как идеологически мотивированная критика в случае доминирования СДПГ будет относительно смягчена (при сохранении общего критического дискурса в отношении Москвы).

Время больших фигур в германской политике, способных цементировать на годы политическую систему, по всей видимости, проходит. При этом вопрос о том, готов ли германский политический класс дать ответы на ключевые вопросы общенациональной и глобальной повестки, остается по-прежнему открытым. Едва ли мы узнаем ответ на этот вопрос даже в ходе выборов.