Что остановит инфляцию

Почему большинство стран мира столкнулись со схожей проблемой
Андрей Гордеев / Ведомости

Иногда высокая инфляция выходит за пределы макроэкономических проблем и превращается в социальную. Реальные доходы населения падают, при этом быстрее всего растут цены на продукты питания, из-за чего в первую очередь страдают наименее защищенные слои населения. При решении таких сложных комплексных задач важно найти баланс между рыночными механизмами и жесткими административными мерами, способными замедлить восстановление экономики.

Продолжающееся усиление инфляции в России – до 7,4% за последние 12 месяцев – во многом соответствует тенденции, наблюдаемой в крупнейших развитых экономиках мира: темп роста потребительских цен в США и странах еврозоны также бьет многолетние рекорды. В значительной мере повышенная потребительская инфляция действительно имеет глобальную причину – рост цен (иногда на десятки процентов) на многие группы биржевых товаров: продовольствие, в том числе мясо и зерно, удобрения, топливное сырье и металлы.

Еще одним глобальным фактором роста инфляции можно назвать обширные меры поддержки спроса, предпринятые развитыми странами в период пандемии. Они оказались достаточно эффективными, но на фоне медленного восстановления производства произошло превышение спроса над предложением. Повышенный и даже рекордный уровень инфляции воспринимается монетарными властями развитых стран как наименьшее из зол, приемлемая альтернатива сокращению спроса и росту бедности. Ни Федеральный резерв, ни ЕЦБ не приступили к активным действиям по сдерживанию роста потребительских цен, сохраняя ключевые ставки на нулевых или почти нулевых уровнях, несмотря на рекордные показатели инфляции.

В России меры поддержки экономики в период пандемии были гораздо скромнее, поэтому их сворачивание едва ли сможет заметно снизить темпы роста цен.

Куда более значимым фактором роста цен, безусловно, является динамика курса рубля. Наблюдавшееся в последние недели укрепление рубля, вызванное восстановлением цен на энергоресурсы, позволяет ожидать некоторого снижения инфляционного давления на внутренние цены со стороны импорта. В связи с этим повышение ключевой ставки Банком России на последнем заседании на 0,75 п. п. указывает на взвешенную позицию регулятора. С одной стороны, ЦБ продолжает реагировать на повышение инфляции, демонстрируя рынку свою приверженность цели стабилизации ее на уровне 4%, а с другой – не предпринимает излишне жестких мер, которые могут значительно охладить экономическую активность.

При слабой динамике номинальных доходов инфляция приводит к росту бедности. При общем уровне потребительской инфляции в 7,4% рост цен на услуги составил 4,2%, а на продовольствие достиг 8,6%. Доля продовольствия в общих расходах выше у наименее обеспеченных слоев населения, следовательно, в текущей ситуации они сталкиваются с более высокой инфляцией и становятся наиболее уязвимы.

Эта проблема понимается экономическими властями, о чем свидетельствуют и меры социальной поддержки, и высокая степень обеспокоенности ростом цен именно на продовольственные товары. Действия властей включали публикацию «рекомендованных розничных цен» для ряда товаров, подписание ценовых соглашений, льготное кредитование, субсидии, введение экспортных пошлин, механизмов демпфера и проч. Эти действия показали некоторую эффективность на данном этапе. Но – как практически любые экономические меры – они несут и определенные риски.

Например, «рекомендованным ценам» и ценовым соглашениям действительно следовали, но в долгосрочной перспективе это может привести к дефициту, снижению качества товаров или переносу возросших издержек производителей и оптовых сетей в цены других товаров. Экспортные пошлины и механизм демпфера позволили ограничить рост внутренних цен по ряду товарных позиций (пшеница, ячмень, подсолнечное масло) относительно темпа роста мировых. Но помимо очевидного снижения экспортной прибыли российских производителей это может привести к сокращению их доли на мировых рынках, которую не всегда можно быстро нарастить вновь.

Меньшие риски несут различные меры субсидирования. Например, предложенное расширение субсидий для сельхозпроизводителей, безусловно, окажет сдерживающее влияние на динамику цен на продовольствие. Подобный подход весьма популярен и широко используется в развитых странах. При этом ключевым вопросом его применения, который одинаково справедлив для всех стран, остается прозрачность и эффективность распределения денежных средств.

Правительства многих стран сегодня решают похожие уравнения. Идей высказывается множество. Например, для снижения продовольственной инфляции обсуждается снижение налоговой нагрузки через расширение списка социально значимых продуктов, облагаемых льготной ставкой НДС. Среди более радикальных мер – дополнительная индексация пенсий и социальных выплат. Она может сгладить самое тяжелое последствие высокой продовольственной инфляции – рост бедности. Безусловно, эти шаги приведут к снижению бюджетных доходов и росту расходов. Но мы видим, что многие страны пошли на значительное наращивание дефицита бюджета в период пандемии. И у России здесь есть как определенный запас прочности, так и свобода маневра.