Жертвы пандемии, которых нужно избежать

Почему приоритетная вакцинация пациентов с онкозаболеваниями – правильная идея
Максим Стулов / Ведомости

С мая прошлого года мы изучаем распространенность антител к SARS-CoV-2 среди жителей Санкт-Петербурга. Исследование состоит из опроса и тестирования на антитела: мы звоним на случайным образом сгенерированные номера телефонов, просим человека ответить на вопросы, а потом прийти в НИИ гриппа и сдать кровь на анализ. В октябре мы включили в анкету вопросы о вакцинации – уточняли, делал ли собеседник прививку против COVID-19, чем прививался, завершил ли курс вакцинации. Если ответ на вопрос о вакцинации был отрицательным, человека спрашивали о причинах отказа от прививки. В опросе приняли участие более 5000 человек старше 18 лет.

Ответы на вопросы позволили нам предположить, какие факторы влияли на решение вакцинироваться. Наиболее значимыми предикторами стали возраст и уровень образования. Люди старшего возраста вакцинировались чаще – среди опрошенных в категории 60+ прививки сделали более 50%. Чаще прививались люди с высшим образованием. Реже – те, кто хотя бы раз получал положительный результат теста на коронавирус.

Главным для нас оказалось то, что около 20% невакцинированных респондентов объясняли отказ медицинскими противопоказаниями. Это слишком большая доля, если сравнивать с реальным возможным количеством людей с настоящими противопоказаниями к вакцинации. Миф о том, что вакцинировать людей с хроническими заболеваниями может быть опасно, распространен – в том числе среди медицинского сообщества.

В 2017 г. Европейский офис Всемирной организации здравоохранения выпустил брошюру о ложных противопоказаниях к вакцинации, где собраны наиболее популярные мифы. Среди них миф о том, что вакцинация может вызвать онкозаболевание. Иногда онкологические пациенты опасаются, что вакцинация добавит им рисков – например, может ухудшить течение болезни. Наконец, бывает, что врачи не рекомендуют людям с онкозаболеваниями делать прививки.

Согласно результатам нашего опроса, пациенты с онкозаболеваниями вакцинируются от COVID-19 действительно редко. Доля привитых, у которых есть онкологические и гематологические заболевания, самая низкая. При этом есть данные, что у людей с онкологическими и гематологическими заболеваниями риск умереть от COVID-19 почти в два раза выше в сравнении со здоровыми людьми. Кроме того, иммунная система таких пациентов не всегда создает защиту после перенесенного заболевания, поэтому онкологические пациенты могут чаще болеть повторно.

Вакцинировать онкологических пациентов нужно в первую очередь. Онкозаболевание не добавляет рисков в случае вакцинации и не считается противопоказанием. К основным противопоказаниям относятся серьезные аллергические реакции на компоненты вакцины или предыдущее введение вакцины. Консультация онколога в этой ситуации избыточна – решение о вакцинации нужно принимать на основании истории аллергических реакций, без оглядки на онкологическое заболевание. Кроме того, возможно, онкопациентам нужен иной режим ревакцинации. Пациенты с гематологическими заболеваниями хуже отвечают на вакцинацию, поэтому ревакцинация для них тоже крайне важна. Именно недостаточный ответ иммунной системы на вакцинацию, а не побочные явления представляет опасность для людей с онкологическими и гематологическими заболеваниями.

Скорее всего, все жители планеты рано или поздно столкнутся с новым коронавирусом. Пациенты с онкологическими заболеваниями могут и должны обезопасить себя с помощью вакцинации. Особенно грустно, что онко- и гематологические пациенты спрашивают совета у некоторых медицинских специалистов, а те отказывают в наиболее безопасном и эффективном способе защиты. При том что в России безопасная и эффективная вакцина появилась относительно быстро.

Во всем мире пациенты с этими заболеваниями были приоритетной группой: когда вакцин не хватало, людей с онкологическими и гематологическими заболеваниями прививали в первую очередь. Возможно, такой подход позволил предотвратить большое количество смертей. Сейчас более половины онкологических пациентов полностью вылечиваются – странно было бы не защитить их от ковида, сведя на нет усилия пациента, родственников, онкологов и других лечащих врачей.