Круизные тяжбы и судебный туризм

Почему россияне любят судиться в западных юрисдикциях
Niklas HALLE'N / AFP

Последние годы в западных юрисдикциях все чаще говорится о глобализации «судебного туризма». Раньше он был в основном применим к Лондону, но теперь охватывает новые юрисдикции, в частности США, Ирландию, а также некоторые страны Южной Европы. Суть оригинального правового явления в том, что истцы предпочитают инициировать судебные процессы в наиболее привлекательных, по их мнению, иностранных системах общего права, к которым ни они, ни их активы по большому счету прямого отношения не имеют.

После распада СССР такие юрисдикции использовались в первую очередь для структурирования сделок. Но сейчас к помощи зарубежных судов прибегают, как правило, либо чтобы уйти от правосудия на родине, либо чтобы получить обеспечительные меры в рамках корпоративных конфликтов.

Несмотря на то что «судебный туризм» – явление достаточно старое, до нашей страны оно добралось только к началу 2000-х. Первыми российскими «судебными туристами» стали небезызвестные Борис Березовский и Николай Глушков, подавшие в 2000 г. с разрешения британской палаты лордов иск о клевете к Forbes. Фабула претензий формально никак не была связана с Британией, но достаточным основанием стало распространение издания на берегах Туманного Альбиона (либо читатели заходили на сайт с британских IP-адресов).

В 2003 г. дело было урегулировано, но разбирательство стало прецедентом, и Лондон почти на два десятилетия превратился в Мекку сутяжничества для российских граждан. Помимо новых тяжб Березовского с The Guardian, телеканалом «РТР-планета» или Михаилом Фридманом британские суды рассматривали и другие «русские» дела, например, иск Сергея Полонского к Александру Лебедеву, претензии Елены Батуриной к Sunday Times или резонансное дело Березовский vs. Абрамович.

Помимо наших пилигримов на Британские острова продолжали тянуться и истцы из других стран. Наиболее приметным стало дело известного американского коуча Тони Роббинса, в 2019 г. выбравшего Ирландию для предъявления иска американскому же интернет-изданию BuzzFeed за клевету. Роббинс живет во Флориде, BuzzFeed и его акционеры находятся в Нью-Йорке. Выбор Ирландии обусловлен тем, что «клевета» распространялась в Twitter, европейская штаб-квартира которого как раз в Дублине. Дело, кстати, рассматривается до сих пор.

В деле Trafalgar Developments Limited, Bairiki Incorporated, Kamara Limited, Instantania Holdings Limited против АО «ОХК «Уралхим» и других лиц факт регистрации в Дублине одной из компаний, которая, к слову сказать, никогда не имела там сотрудников, стал достаточным, чтобы выбрать Высокий суд Ирландии местом ведения процесса. Суд пока не принял решение по иску компаний Сергея Махлая, но затянувшееся рассмотрение судом десятков свидетельских показаний и тысяч страниц документов в любом случае играет на руку истцам, особенно в части задержки исполнения уже вступивших в силу решений российских судов.

Стремительному росту количества рассмотрений «не своих» дел в иностранных юрисдикциях способствовала и ситуация с возвращением активов многочисленных российских банкиров, осевших в Лондоне, Нью-Йорке и на Лазурном берегу, и выдача беглых чиновников. Проблема характерна не только для России. Власти Индии и Китая неоднократно поднимали в рамках G20 вопрос о необходимости прекращения, по сути, «крышевания» западными юрисдикциями беглых бизнесменов.

Выгоды для истцов таких круизных тяжб достаточно очевидны.

Во-первых, подбираются юрисдикции, решения которых признаются в «цивилизованном» мире. Истец всегда может сослаться на вердикт «Высокого суда».

Во-вторых, рассмотрение исков в сторонних правовых системах способствует затягиванию «родных» процессов. Решение иностранного суда авторитетнее в сравнении со своим, так что подождем.

В-третьих, юристы и адвокаты получают немалые доходы в виде гонораров и репутационных дивидендов. Именно поэтому лондонские судьи так часто признают Лондон «подходящим форумом» (Forum conveniens) для рассмотрения дел, которые, казалось бы, к Соединенному Королевству не имеют никакого отношения.

В плюсе все, кроме автохтонов. Здесь и порожнее расходование ресурсов института правосудия, и возросшая нагрузка на судейский корпус, и затягивание сроков рассмотрения «своих» дел. И все это в условиях пандемии. Хотя еще до нее Великобритания столкнулась с нехваткой судей и серьезными задержками судопроизводства. В 2020 г. положение стало близким к коллапсу: за год количество нерассмотренных дел выросло на 40%.

После Brexit базовая юрисдикция ЕС по общему праву переместилась из Британии в Ирландию. Страна святого Патрика, которую многие корпорации использовали в качестве «юридического адреса», буквально задыхается от вала хозяйственных и гражданских исков. Не говоря уже о бесчисленных «паломниках», желающих поманипулировать подсудностью. В Высоком суде Ирландии скопились сотни нерассмотренных дел, а в окружных судах такие дела исчисляются уже десятками тысяч. При этом в Ирландии один из самых низких показателей количества судей на душу населения в ЕС. А значит, процессуальный коллапс более чем реален. Правда, неприятностями это грозит лишь ирландским гражданам, а платежеспособным «судебным туристам» перегрев судебной системы будет только на руку.