Систему поддержки моногородов нужно модифицировать

Действующие сегодня меры недостаточно эффективны
Андрей Гордеев / Ведомости

Сегодня в России 321 моногород, расположенный в 61 регионе. В них проживает около 13,6 млн человек – почти 9% населения страны. Лидеры по количеству моногородов – Кемеровская, Свердловская и Челябинская области. Только в Кемеровской области их 24.

Вопрос о перспективах этих населенных пунктов и живущих в них людей нужно рассматривать в контексте грядущей декарбонизации. Из-за перехода к зеленой экономике проблемы моногородов могут резко усилиться, и правительство должно уже сейчас учитывать эти риски.

С 2014 г. в моногородах за счет действовавших мер поддержки создано более 78 000 новых рабочих мест, привлечено более 309 млрд руб. инвестиций в основной капитал. Из них более 25 700 рабочих мест и около 171 млрд руб. частных инвестиций – результат финансовых мер поддержки правительства.

Сейчас функции по финансовой поддержке моногородов передаются ВЭБ.РФ. На поддержку моногородов в 2022–2024 гг. будет направлено более 7 млрд руб.

Моногородам будут предложены льготные займы для бизнеса в размере от 5 млн до 250 млн руб. под 0% годовых для небольших проектов и от 250 млн до 1 млрд руб. под 5% годовых для крупных проектов, а также софинансирование совместно с регионом объектов инженерной и транспортной инфраструктуры.

Все это правильные меры, но их необходимо адаптировать под новую экономическую реальность. Сейчас все моногорода имеют право претендовать на финансирование – по принципу «кто первый заявит проект». Это совершенно неконкурентный метод распределения государственных преференций, который приведет к тому, что меры поддержки используются в основном городами со стабильной ситуацией. За всю историю работы Фонда развития моногородов порядка 10 городов забрали почти половину всех выделенных на поддержку средств. Это несправедливо и нерационально. Логично было бы пересмотреть перечень моногородов с учетом реальной ситуации и направить выделенные ВЭБ.РФ средства на приоритетное финансирование моногородов с наиболее тяжелой ситуацией – например, тех, которые имеют риски ухудшения ситуации с безработицей.

Минэкономразвития (МЭР) актуализирует существующий перечень моногородов, фокусируя внимание на муниципальных образованиях с наиболее сложным социально-экономическим положением: это моногорода, где средний уровень безработицы за три года в два или более раза превышает средний уровень безработицы в стране.

Из перечня моногородов также планируется исключить те, которые находятся не более чем в 50 км от столицы региона. Делается это для того, чтобы сконцентрировать меры поддержки на моногородах, которые отдалены от региональных столиц и где сохраняется сложная ситуация. Да, это решение позволит сосредоточить средства ВЭБ.РФ на поддержке оставшихся в перечне моногородов. Но механически подходить к этому нельзя – необходима оценка рынка труда и транспортной доступности рабочих мест.

В предыдущие годы для стимулирования развития моногородов была предоставлена возможность создания территорий опережающего развития с льготными условиями ведения бизнеса, которые позволяют дополнительно привлекать инвестиции и создавать рабочие места. Сейчас предполагается снять ограничения на льготы территорий опережающего развития для моногородов – вместо закрытого перечня возможностей их получения МЭР предлагает сохранить только ограничения на поддержку монопредприятий по стандартной схеме для резидентов и запрет производств ими подакцизных товаров.

Учтет МЭР и последствия реформы местного самоуправления в РФ – объединение ряда моногородов в муниципальные округа с изменением численности их населения и пропорций занятости на монопроизводствах. Этот пересмотр приведет к сокращению числа моногородов в РФ вдвое – с 321 до 163.

Серьезным фактором, который может изменить положение моногородов, могла бы стать заявленная Счетной палатой реформа денежных отношений между федеральным центром и регионами. Ее результатом может стать существенное повышение финансовой самостоятельности субъектов. Об этом говорится уже давно, эта реформа объективно назрела. Но ее реализация повлечет за собой существенное перераспределение налоговых доходов в пользу регионов, для чего нужна политическая воля.