Геймификация инвестиций меняет их принцип

Финансовый рынок на перекрестке трендов
Максим Стулов / Ведомости

Забудем слово «транзиторный»

К этому призвал председатель ФРС Джером Пауэлл, комментируя перспективы денежной политики в США. Чтобы преодолеть краткосрочные – «транзиторные» – последствия пандемии большинство стран мира выбрали стратегии количественных смягчений. Сложно однозначно сказать, что выиграла экономика, но финансовый рынок точно разбух на дрожжах ликвидности. За последние три года индекс NASDAQ Composite увеличился на 114%, S&P 500 – на 90%, MSCI World – на 73%, DJIA– более чем на 50%, DAX– на 44%, Shanghai Composite – на 42%, Nikkey – на 41%.

По мнению Пауэлла, сейчас влияние пандемических факторов на экономику ослабевает и на первый план выходят долгосрочные проблемы. Во-первых, инфляция. В декабре 2021 г. в США она составила 7%, а в еврозоне – 5%. Во-вторых, замедление темпов экономического роста. Согласно прогнозу Всемирного банка, темпы экономического роста в мире снизятся с 5,5% в 2021 г. до 4,1% в 2022-м и до 3,2% в 2023 г. Однако не стоит проводить параллели со стагфляцией 1980-х гг. Сейчас, например, инфляция в США на уровне 1982 г., но тогда ВВП снижался, а сейчас растет (+2,3%).

Высока вероятность того, что в 2022 г. регуляторы возьмут курс на сворачивание стимулов и повышение процентных ставок. Вполне вероятно, что это приведет к резким краткосрочным скачкам биржевой конъюнктуры. Смена биржевых трендов на длительном интервале может потянуть за собой обострение диспропорций, связанных со структурой занятости, ценами на недвижимость, объемом накопленных частных и государственных долгов, стабильностью отдельных национальных валют. Так что осторожность регуляторам не повредит.

Быстрые решения или долгие споры

На экономические тренды накладываются геополитические. Первый – немного притихший спор за глобальное экономическое лидерство между Китаем и США. Китай последовательно выстраивает опорную сеть для своей глобальной экспансии. Об этом свидетельствуют масштабы инвестиций в международные проекты развития (development finance). В среднем в 2000–2012 гг. США и Китай на эти цели направляли порядка $32 млрд ежегодно. А в 2013–2017 гг. китайские инвестиции в проекты развития почти в 2,5 раза превысили американские, достигнув $85,4 млрд. Финансирование проектов развития помогает Китаю формировать устойчивый спрос на свою продукцию и собственные глобальные цепочки поставок. Это вряд ли по нраву США, учитывая также и наращивание военно-политической мощи Поднебесной. В ближайшей перспективе противоречия будут накапливаться, эпизодически разряжаясь и влияя на инвестиционные настроения.

Второй важнейший тренд – это отношения России, США и их союзников. Он будет прежде всего формировать настроения на российском финансовом рынке. В долгосрочном плане диалог России и США крайне важен для глобальной безопасности и поэтому оказывает на мировую экономику позитивный эффект. Но по первым итогам январских встреч Россия – США – НАТО видно явное расхождение целей: для России – это конкретные решения по достижению баланса интересов, для США и союзников – доминирование. В такой ситуации диалог либо прекращается, либо становится длящимся. Минус длящегося диалога в тактических действиях сторон, желающих направить ход переговоров в свою пользу. США будут и дальше напрягать ситуацию, угрожать санкциями, конструировать угрозы, провоцировать локальные конфликты, виня во всем Россию. Все это, безусловно, будет разрушать положительные ожидания инвесторов, вносить элементы неопределенности, нервозности и страха, что крайне пагубно для стабильной работы финансовых рынков.

Третий тренд – отношения России с Китаем. В перспективе их влияние на мировую экономику может существенно вырасти, особенно в случае активизации курса КНР на юанизацию международных расчетов. Валюта сделок на сырьевых рынках многое определяет.

Геймификация инвестиций

В прошлом году на глобальные рынки вышли десятки миллионов розничных инвесторов. Наиболее ярко они заявили о себе прошлой зимой в США, когда последователям сетевой группы WallStreetBets удалось массово противостоять крупным хедж-фондам, подняв цены на акции ряда компаний, таких как GameStop, AMC, BlackBerry и др. В результате появилось понятие «акции-мемы» (memestocks). Это акции, которые обсуждаются в социальных сетях, они привлекают ажиотажный спрос, а их котировки экспоненциально растут. При этом у них весьма разные и зачастую слабые фундаментальные показатели.

Одновременно в социальных сетях стали формироваться сообщества розничных инвесторов, в которых статус участника определялся отчаянностью, активностью и только потом успешностью. Лозунг YOLO (you only live once – живешь только раз) стал призывом для тех, кто готов поставить на карту биржевой игры все. Такое эмоционально-психологическое инвестирование быстро трансформировалось в игру, произошла геймификация инвестиционного поведения розничных инвесторов. Обратной стороной этого процесса стала практически утрата внимания к фундаментальному или техническому анализу. Главная задача игрока теперь – первым уловить в соцсетях сигналы растущего массового спроса на те или иные финансовые инструменты и купить их как можно раньше. Рынок в значительной степени стал движим эмоциями толпы и коллективным игровым азартом. Описываемый тренд может иметь один позитивный эффект – смягчение негативного влияния вышеописанных тенденций, ведь эмоциональные розничные инвесторы могут просто не придать им значения. Если и их обуяет страх, то регуляторы должны быть готовы предложить бегущей с рынка многомиллионной толпе рациональную альтернативу. Иначе мы можем стать свидетелями глобального финансового катаклизма. И тогда все нужно будет начинать с начала...