Политическая хореография от Лиз Трасс

Будут ли конфискованы лондонские особняки российских миллиардеров
Угрозы Трасс пока следует воспринимать как политическую хореографию / Olivier Matthys / AFP

Заявление министра иностранных дел Великобритании Лиз Трасс об угрозе новых санкций в отношении России вызвало большой резонанс. Особое внимание привлекли угрозы санкций в отношении российских банков, энергетических компаний и, конечно же, миллиардеров. 

Но паниковать по поводу заявлений Трасс точно не следует. Оценивая деструктивный потенциал таких угроз, нужно иметь в виду несколько важных моментов.

МИД Великобритании действительно может подготовить проект нового регламента по санкциям против России. Более того, он, по всей вероятности, уже это сделал. Новый регламент должен дополнить в таком случае уже существующий и действующий регламент по России 2019 г. Напомним, что, согласно рамочному британскому санкционному закону SAMLA 2018 г., профильный министр может по своему усмотрению готовить регламенты по санкциям в отношении тех или иных стран либо проблем (связанных с правами человека, терроризмом и т. п.). Некоторые из таких регламентов требуют утверждения парламентом.

Смысл нового регламента по России может состоять в том, чтобы расширить число аспектов, по которым возможно введение санкций в отношении нашей страны. П. 4 ст. 2 закона SAMLA обязывает министра изложить цели предлагаемого регламента по санкциям. В существующем регламенте 2019 г. такой целью обозначено стимулирование России к прекращению дестабилизирующих действий в отношении Украины. Строго говоря, имеющегося регламента достаточно, для того чтобы реагировать на текущую ситуацию, связанную с обвинениями в адрес России в подготовке чуть ли не широкомасштабного нападения на Украину. Но, вполне возможно, МИД хочет зафиксировать и другие цели (аспекты) будущих санкций, чтобы обладать большей гибкостью в реагировании на любые действия России в любой области.

Появление нового регламента будет означать возникновение полномочий исполнительной власти по применению санкций в связи с обозначенными целями (аспектами). Но оно никоим образом не говорит о том, когда именно будут применены эти полномочия. То есть появление регламента не означает автоматического введения новых антироссийских санкций. Они используются по усмотрению властей.

В сухом остатке речь может идти о следующей комбинации. Существует раскрученная в СМИ тема возможной российской «агрессии». Британские власти показывают, что они не дремлют и реагируют на проблему. Помимо отправки самолетов с оружием на Украину, а также ожидаемого 1 февраля визита премьер-министра Бориса Джонсона в Киев готовятся и санкции. Они пока не применяются. Речь лишь о создании правового механизма. Но в случае чего применяться они будут. Таким образом, правительство страхуется от обвинений в том, что оно сидело сложа руки и попустительствовало Кремлю. Наоборот, оно показывает себя деятельным и активным. Но реальные санкции в отношении конкретных лиц пока не вводит. К тому же Великобритания показывает, что не отстает от США, грозит Москве, поддерживает Киев и так далее по списку.

Угрозы Трасс пока следует воспринимать как политическую хореографию. Ожидать конкретных санкций против российских банков, компаний энергетического сектора и крупных бизнесменов, имеющих дома в престижных районах Лондона и прочие британские активы, без радикального изменения политической ситуации (читай – начала войны) пока вряд ли следует.

Однако даже в случае войны России и Украины не стоит ожидать, что британские власти начнут массово конфисковывать имущество у российских предпринимателей. А вот исключать заморозки активов тех, кто попадет в санкционные списки, не следует. Впрочем, сам сценарий войны пока представляется маловероятным.