Как предотвратить массовое бегство в криптоактивы

Ключевой вопрос – возможность обращения взыскания на криптовалюту, приобретенную за границей
Андрей Гордеев / Ведомости

В январе 2022 г. Банком России был опубликован доклад для общественных консультаций о криптовалютах. Основной его мыслью была уже не раз озвученная регулятором идея о полном запрете оборота криптовалют. Смысловым центром доклада является запретительная триада: 1) установление ответственности за расчеты в криптовалютах между резидентами России – физическими лицами; 2) запрет на создание инфраструктуры оборота криптовалют; 3) запрет на инвестирование в криптовалюты со стороны юридических лиц. Вместе с тем владение криптовалютой, приобретенной вне юрисдикции России, запрещаться не будет.

Вслед за этим правительство приняло концепцию организации оборота криптовалют, основным положением которой является необходимость разрешения их оборота с созданием соответствующей инфраструктуры рынка. Разработчик концепции – Минфин полагает, что владение криптовалютой, приобретаемой не на российском организованном рынке, для граждан запрещаться не будет.

Таким образом, в вопросе о владении криптовалютой, которая приобретается не на рынке России, как Банк России, так и Минфин придерживаются одинаковых позиций. Предполагается, что граждане будут добровольно объявлять о наличии в их владении криптовалюты, приобретенной вне юрисдикции России, а само владение запрещаться не будет. Налогами будет облагаться только та криптовалюта, о которой граждане добровольно заявят налоговым органам. Единственным правовым последствием для граждан, имеющих необъявленную криптовалюту, будет являться отсутствие судебной защиты для сделок с такого рода валютой.

Между тем, как представляется экспертам Ассоциации банков России (АБР), именно вопрос о возможности обращения взыскания на криптовалюту, приобретенную вне юрисдикции России, и является основным для возможности реализации обеих концепций, как запретительной, так и разрешительной.

Если не существует реальных механизмов запрета на открытие криптокошельков, их блокировки и изъятия средств, находящихся на них, вне зависимости от того, будет существовать инфраструктура обращения криптовалют в России или нет, всегда будет сохраняться угроза дестабилизирующего массового перетока средств с организованного рынка на неорганизованный. Это связано с тем, что нерегулируемый виртуальный рынок в отличие от регулируемого быстрее приспосабливается к новым технологиям и предлагает более интересные для спекулятивных сделок инструменты и бизнес-модели.

Не решив вопроса о возможности обращения взыскания на виртуальные валюты, обращающиеся вне юрисдикции России, невозможно построить эффективную систему запретов, так же как и невозможно будет создать нормальный регулируемый рынок.

Какие есть варианты возможных юридических моделей?

В августе 2019 г. АБР предложила для публичного обсуждения экспериментальную модель возможного обращения взыскания на криптовалюту.

В ее основе был правовой контур, который позволял создать оборот виртуальных активов по модели обращения традиционного имущества, а также обеспечивал запрет на оборот криптовалют.

Предполагалось, что по заявке кредиторов (в качестве таковых можно рассматривать и государственные органы, налоговую службу или правоохранителей) специализированные агенты рынка смогут предоставлять услуги по установлению владельцев соответствующих активов, а также объемов средств, находящихся в соответствующих кошельках. После этого у кредиторов появится возможность в рамках судебной процедуры устанавливать факт принадлежности соответствующего имущества конкретному лицу в рамках процесса об установлении факта, имеющего юридическое значение. Это даст возможность обращения взыскания на эти активы в рамках регулярных процедур исполнительного производства либо ареста вне исполнительного производства.

Учитывая особенную физическую форму виртуального актива – «цифровой объект», авторы идеи исходили из того, что после вынесения судебного решения владелец активов вынужден будет передать пароли от электронных кошельков. Для обеспечения этой процедуры государственно-властным принуждением допускалась возможность установления уголовной ответственности за сокрытие соответствующих активов (фактически за непередачу паролей).

Процедура обращения взыскания на криптовалюту может быть значительно облегчена, если в нее не вводить судебную стадию признания принадлежности найденных криптовалют конкретному лицу, а ограничиться административным порядком, обращаясь в суд только за мерами принудительного характера, арестом или запретом на осуществление сделок с криптоактивами. В ходе соответствующих судебных заседаний могут предъявляться технические доказательства, свидетельствующие о принадлежности криптоактивов определенному лицу.

Указанная проблема может выглядеть совсем просто, когда нормативно устанавливается запрет на владение криптокошельками, созданными вне юрисдикции Российской Федерации, а за его нарушение следует уголовно-правовая ответственность. Вместе с тем и такие меры потребуют разработки правовых процедур, направленных на арест криптокошельков. В противном случае предотвратить отток денежных средств в такого рода активы будет невозможно.

Поэтому на новом витке общественного обсуждения оборота виртуальных активов возникла необходимость достигнуть понимания, какие технологические и юридические институты могут лечь в основу модели обращения взыскания на криптовалюты.