Как криптомайнеры сделали подкоп под социальный мир

Охота за биткойном стала, по-видимому, главной причиной пересмотра тарифа для населения
Андрей Гордеев / Ведомости

В отечественной экономполитике самой чувствительной темой после пенсий, несомненно, являются ЖКХ и различные тарифы. Вы можете править нормативку, в которой место постановки запятой перемещает десятки миллиардов рублей от одной отрасли в другую. Такие истории не заинтересуют никого, кроме пары тысяч человек. Но если вы лишь упомянете «тарифы для населения», внимание публики вам обеспечено.

10 февраля замминистра энергетики Анастасия Бондаренко парой фраз превратила скучную отраслевую историю в социальный хит. Дело было на заседании комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам, посвященном правилам льготного присоединения к электросетям новых промышленных потребителей. Тема важная, на кону миллиарды рублей в год. Но, кроме отраслевых журналистов и лоббистов, это никого не волнует.

И тут Бондаренко обмолвилась, что, мол, населения эта история тоже коснется и вместо символических 550 рублей за предоставление 15 кВт новому домохозяйству надо будет платить до 5000 руб. за 1 кВт. То есть за стандартные 15 кВт – сразу до 75 000 руб., если ты не «льготная категория».

Замминистра, конечно, сделала отсылки к тому, что это еще не готовое решение, это проект постановления правительства, что его еще будут обсуждать и т. д., и т. п. Но бомба под социальным спокойствием рванула.

Возможно, насчет бомбы – это пафосно, но очевидно, что для Минэнерго именно тема соцтарифов остается наиболее важной. По крайней мере пресс-служба ведомства годами ставила в комментариях практически на любую тему о рыночных ценах на электроэнергию оговорку о том, что, мол, регулируемых тарифов для населения это не коснется. И настаивала на том, чтобы СМИ эту оговорку не забыли упомянуть.

Тут странен сам факт, что вдруг, через десяток лет после ввода «нормы о 550 рублях» (да, в начале 2010-х эта сумма выглядела хотя бы еще тарифом, а не сдачей с похода в овощную лавку), ее решили доводить до какой-то вменяемой суммы. «Россети» устали считать убытки по этой статье еще к середине десятилетия, но отменять льготу никто не собирался.

Тарифная социалка – это наше все, мы скорее про Пушкина забудем, чем про льготы для населения, даже самые странные. Пару раз пытались, например, социальную норму для потребления электроэнергии вводить: чтоб по льготному заниженному тарифу, как сейчас, можно было сжечь несколько сотен киловатт-часов в месяц, а все, что свыше, – уже дороже, по себестоимости. По-разному идею крутили, но в последний момент отказывались. Социальное спокойствие не стоит энергореформы. А тут вдруг с ходу забить священную корову имени 550 рублей вздумали.

Но и про лимитирование льготного потребления электроэнергии все чаще говорят. Правда, термин «соцнорма» все еще табуирован в силу своей пугающей регуляторов «антинародности», но вот про что-то вроде «дифференциации тарифов» для населения – это уже допустимо.

Возможно, что одно из объяснений смены риторики лежит за пределами социалки. Например, в моде на майнинг криптовалют.

Когда губернатор Иркутской области Игорь Кобзев поднимает перед Владимиром Путиным вопрос о том, что криптомайнеры нарастили в регионе энергопотребление по тарифам для населения (здесь они самые низкие в России) и перекроили весь энергобаланс, – это явно проблема.

Когда эксперты считают, что на майнинг приходится до трети роста спроса на электроэнергию в стране, – это важно уже и для макроэкономики.

Когда топ-менеджер электросетевой компании рассказывает, что у него лежат заявки на подключение к гаражу по несколько сотен киловатт мощности по любой цене, – вряд ли это просят для микроволновки и стиральной машины.

А за льготы для майнеров-физлиц платят либо энергетики своими убытками, либо другие потребители – ростом своих счетов за электроэнергию. И какой тут уже социальный мир, когда сливки с тех льгот снимают не столько пенсионеры, сколько криптовалютчики?