Почему Роман Абрамович участвует в российско-украинских переговорах

У него уже есть опыт успешного модераторства корпоративных конфликтов
У Абрамовича уже есть опыт успешного модераторства / Сергей Карпухин / ТАСС

Появление Романа Абрамовича в роли члена официальной делегации на переговорах России и Украины в Турции окончательно превратило в реальность слухи о том, что бизнесмен в последние недели играет роль некоего посредника между Москвой и Киевом. Но что именно он делает, зачем двум странам, находящимся в состоянии специальной военной операции, для дискуссии вдруг потребовался миллиардер, по-прежнему непонятно.

Из всех циркулирующих объяснений наиболее забавное и психологически достаточно достоверное – это возможное знакомство Абрамовича с президентом Украины Владимиром Зеленским не по текущей должности последнего, а по его традиционной роли комика. Якобы актер и бизнесмен могли быть на короткой ноге, так как Абрамович активно поддерживает культурные проекты, в том числе кино. Если версия хотя бы частично верна, то она стоит какого-то шпионского романа в духе первой холодной войны.

Но интереснее даже не то, зачем Абрамович Зеленскому, а то, как и почему бизнесмена использует Москва. С одной стороны, формально независимый посредник для переговоров полезен. Через такую фигуру можно транслировать любые пожелания и передавать неофициальные условия. При этом посредник без портфеля при всех своих полномочиях ни за что не отвечает и ничего не вправе подписывать – своего рода удобный файрвол. А если удастся договориться, то финальное согласование с обязывающими заявлениями можно вести напрямую.

У Абрамовича уже есть опыт успешного модераторства – в крупнейшей битве российских миллиардеров XXI в. Трения между Владимиром Потаниным и Олегом Дерипаской начались практически сразу после того, как в 2008 г. последний купил долю Михаила Прохорова в «Норникеле», и довольно скоро спор превратился в зрелищную корпоративную драку.

Позиции воюющих сторон расходились буквально по всем вопросам, включая, конечно, дивидендную политику: UC Rusal Дерипаски была обременена долгами и нуждалась в этих деньгах, а Потанин хотел больше инвестировать в производство «Норникеля». Сражение постепенно переходило в режим многолетней окопной войны в зарубежных судах. А это увлекательно только для юристов, у которых почасовая оплата, но не для акционеров.

Помирить Потанина и Дерипаску пытались, как рассказывали тогда источники «Ведомостей», Алишер Усманов и Герман Греф. Но получилось только у Абрамовича – примерно за месяц с небольшим. При его содействии стороны получили что хотели, подписали новое акционерное соглашение на 10 лет и прекратили все судебные разбирательства. «Норникель» заработал передышку, а Абрамович – репутацию волшебника-миротворца: если кто и может утихомирить хоть стаю пираний, почуявших кровь в воде, так это он.

Так что переговорщик с опытом сближения, казалось бы, непримиримых позиций из корпоративного мира весьма органично вписывается в стамбульские декорации. А вот что стоит в этой истории на кону для самого Романа Аркадьевича – вопрос самый любопытный. В результате медиации спора Потанина и Дерипаски он получил 4,87% акций «Норникеля» – конечно, не бесплатно – и заработал на этом сразу же после подписания акционерного соглашения: капитализация никелевого гиганта моментально выросла. Но в случае переговоров России и Украины так капитализировать успех будет явно сложнее.