Чем государство может помочь IT-отрасли

Ожидаются быстрые шаги по созданию дополнительного спроса на отечественное ПО
Андрей Гордеев / Ведомости

Россия успешно проведет импортозамещение ПО, и масштабные задачи привлекут в страну часть уехавших айтишников. Это случится, если правительство сосредоточит внимание госструктур на выполнении профильных задач, а частный бизнес будет всемерно помогать, создавая тиражируемые IT-решения и продукты.

Пакет льгот для IT-компаний, своевременно принятый в 2022 г., позволил многим бизнесам выжить. Благодаря этому IT-рынок в России сейчас существует и развивается. Теперь от айтишников ждут прорыва. И среди чиновников снова идут обсуждения, какие бы льготы еще предложить IT-отрасли.

Имеющийся пакет льгот выглядит достаточным. Если удастся продлить нулевую ставку по налогу на прибыль с 2022–2024 гг. до 2028–2030 гг., это увеличит горизонт планирования IT-компаний, позволит нарастить инвестиции, ускорит развитие.

В первую очередь со стороны государства ожидаются быстрые шаги по созданию дополнительного спроса для отечественного софта. Но чтобы приступить к расширению рынка уже сейчас, правительству важно сосредоточить госкорпорации на выполнении своих основных задач, не позволяя им распыляться на IT-инициативы.

Точная фокусировка

Одним из примеров такого распыления можно считать участие госкорпорации «Ростех» в разработке онлайн-мессенджеров для чиновников и корпораций, а также платформы для видеоконференций – «аналога Zoom». Нужны ли эти продукты рынку? Дефицита отечественных коммуникационных сервисов нет и не предвидится. Помимо Telegram, который в 2022 г. стал самым популярным мессенджером в России, можно выбрать сервисы от группы VK вроде легендарного ICQ или менее известный мессенджер от «Яндекса». Поэтому «Ростеху», возможно, следует сфокусироваться на своих профильных проектах, в том числе по развитию сетей связи пятого поколения, на производстве оборудования для интернета вещей, создании отечественных микрочипов, где позиции россиян сейчас довольно уязвимы.

200 млрд руб.

в год отправляли наши компании зарубежным вендорам только за лицензии и поддержку

Непрофильными инвестициями в IT, похоже, увлеклись и структуры «Росатома». Речь идет о разработке ПО для аутентификации сотрудников по лицу. В 2020 г. «Гринатом» планировал потратить 54 млн руб. на создание и внедрение платформы биометрической аутентификации. А в 2022 г. «Росэнергоатом» задумал вложить 41 млн руб. в разработку программного комплекса информационно-управляющей системы аутентификации по лицу без обработки биометрической информации. Как пояснил заказчик, «отличие новой системы в том, что математическое преобразование изображения лица осуществляется не на сервере, а на клиентском устройстве по определенному алгоритму с последующим хэшированием». Такой же принцип уже используется, например, для регистрации самозанятых в приложении «Мой налог» Федеральной налоговой службы. Поэтому подход атомщиков к аутентификации сотрудников по лицу не оригинален. И почему «Росатом» не воспользуется проверенными технологиями распознавания лиц от российских компаний VisionLabs, NTechLab и др., которые в этой сфере первые в мире?

Госкорпорации нередко повторяют уже готовые IT-решения, давно присутствующие на рынке и используемые государством, и выдают их за прорывные разработки. И создают конкурентов на рынке за госсчет, там где все и так хорошо.

Правительство, похоже, знает об этой проблеме и пытается ее решить. Например, сейчас в профильных ведомствах обсуждается ограничение госкомпаний в разработке софта для собственных нужд. На такие цели они смогут тратить не более 30% «цифрового» бюджета. Но такой подход сродни измерению общей температуры по больнице. И он войдет в противоречие с абсолютно разумными действиями специализированных организаций.

Возможно, правительству придется перефокусировать госкорпорации таким образом, чтобы уже сейчас они занимались своим основным делом. Чтобы «Росатом» в первую очередь разрабатывал софт для управления ядерным реактором, а «Роскосмос» создавал программы для стыковки космического корабля. В этой части цифровые бюджеты госкорпораций не следует ограничивать: инвестиции в специальное ПО могут доходить до 100%. Ведь это уникальные IT-решения, которые создаются для функционирования специальных устройств. Поэтому «Росатом», «Роскосмос», другие госкорпорации должны сами решать, кто и как их делает.

Но когда госкомпании начинают планировать закупку общесистемного ПО, желательно ввести строгий принцип: приобретать решения, доступные на рынке, а не разрабатывать их самому. Там, где есть рынок, не должно быть государства. Общесистемное ПО должно быть написано участниками рынка. Во-первых, они сделают это лучше. Во-вторых, они позаботятся о широком внедрении. И в-третьих, просто потому, что это помогает отрасли развиваться. А затраты госкомпаний на внутреннюю разработку общезначимого прикладного и системного ПО логично приравнять к нулю.

Госзаказы для айтишников

Уход иностранных IT-компаний обещал ускорение импортозамещения в России. Но воз и ныне там. Субъекты критической IT-инфраструктуры должны представить планы по замене иностранного ПО отечественным лишь к 1 апреля 2023 г. В таком темпе реализация планов рискует затянуться.

Импортозамещение нельзя отложить на потом. Уверен, что действовать необходимо прямо сейчас, чтобы задачи были выполнены завтра. Необходимо переходить на отечественное ПО везде, где можно. Кратчайший путь для этого – блокирование всех госзакупок нового софта импортного производства. Речь не идет о том, что надо срочно избавиться от всего старого иностранного ПО. Если есть возможность его эксплуатировать, то ПО должно использоваться. Но для каждого иностранного IT-решения должен быть план замены. И этот план должен быть открытым, чтобы IT-отрасль могла подготовиться к замещению этого продукта отечественной разработкой.

Только за лицензии и поддержку наши компании отправляли зарубежным вендорам 200 млрд руб. в год, о чем 18 июня докладывал президенту Владимиру Путину вице-премьер Дмитрий Чернышенко. И, я уверен, именно частные российские IT-компании должны занять место иностранцев и получить доступ к этому пакету заказов. Чем больше контрактов будет у отечественных айтишников, тем лучше для страны. Госзаказ обеспечит развитие IT в России опережающими темпами.

У России возникла необходимость решать масштабные IT-задачи. Например, необходимо создавать собственную вычислительную технику и операционную систему. Такой опыт у нас есть. Наша продукция во времена СССР уступала по характеристикам американской, но была абсолютно конкурентоспособна. Нет сомнений: российские IT-специалисты снова создадут отечественную операционку и другие базовые IT-системы. Для этого государству надо лишь поставить конкретную задачу, чтобы отрасль отрабатывала каждый вложенный рубль. И если некоторые компании не готовы к высоким темпам работы, то существуют сотни других, которые мечтают о таких проектах.

Участие в масштабных IT-проектах в России привлекает все больше программистов. Наверняка среди них будут и те, кто в начале года временно релоцировался в другие страны. Как показал опрос РАЭК, вернуться в Россию в ближайшие шесть месяцев планирует 50,7% респондентов, что на 2,3% больше результатов мая этого года.

Наконец, план импортозамещения ПО в госкомпаниях необходимо привязать к ключевым показателям эффективности руководителей. Им следует как минимум регулярно отчитываться об исполнении планов импортозамещения и нести за это личную ответственность. Такую идею в ноябре 2021 г. поддержал Путин. Они должны нести ответственность – вероятно, личную. В конце концов, меру ответственности следует определить государству.