Технологии
Бесплатный

Телеком теряет врожденные иммунитеты

Трудно найти другую индустрию, где так же быстро падала бы цена на товар
Василь Лацанич, вице-президент по маркетингу, член правления МТС

Еще десяток лет назад все телекомы в мире хорошо росли, показывали рост доходов на своих родных полянах и чувствовали себя неплохо. Но в последнее время телекоминдустрия усилила свои родовые болезни и потеряла несколько врожденных иммунитетов. Под родовыми болезнями я подразумеваю извечное падение цены на трафик. Процессинговая мощность и storage – здесь цены тоже падали так же стремительно или похожими темпами. Стоимость минуты, мегабайта, sms и т. д. падала радикально. Мы как-то подсчитали, что за десяток лет стоимость мегабайта упала в 108 раз. Вряд ли вы найдете другую индустрию, которая бы так быстро теряла цену на товар, который продает. Но, не снижая цены, телеком не смог бы предоставить клиентам возможность потребления большого объема информации.

В то же время, когда мы говорим о падении удельной стоимости в случае телекома, который, условно говоря, продает воздух, т. е. connectivity, объем имеет значение, но не столь прямое, как, например, в горнодобывающей индустрии. У нас важен объем получаемых с клиента денег, который определяет возможности по инвестированию и по эффективности бизнеса.

За последние годы объем денег в российском телекоме – по крайней мере в мобильной индустрии – не изменился. Однако в целом – если взять все регионы и присовокупить фиксированную индустрию – есть тенденция к снижению. Это означает, что в условиях общей инфляции и девальвации, которая тоже бьет по отрасли, мы ухудшаем свою эффективность. В этой истории нужно еще учитывать CAPEX, который за последние годы практически не падал – в рублях точно. Есть заявления о возможности снижения CAPEX в будущем, но вряд ли речь может идти о долгосрочной перспективе. Последний раз такое заявление было сделано ближе к концу строительства сетей третьего поколения в надежде на то, что «наконец-то построили – теперь поживем, поиспользуем и инвестировать будем меньше». Но, как вы понимаете, пришла сеть четвертого поколения и пришлось опять инвестировать. А под конец инвестиций в сети четвертого поколения придет сеть пятого поколения.

И на фоне всего этого есть требование со стороны и потребителей, и контролирующих органов постоянно повышать качество услуг. Я говорю о России, но, если посмотреть на любой телеком в мире, вы увидите те же тенденции, отличие лишь во времени и некоторых деталях.

Неудивительно, что 4–5 лет назад многие телекомы в мире, которые хорошо росли за счет увеличения базы, роста потребления и новых услуг, как только эта кривая вышла в ноль, задумались о действиях неорганического характера. Если вы посмотрите отчетность операторов в России, особенно мобильных операторов, за последние кварталы, то увидите тот же самый выход в ноль. Поэтому сегодня мы говорим не о том, как операторы будут расти дальше, продавая больше услуг или улучшая их качество, а о том, как расти за счет консолидации и «неорганики».

Во всем мире путь этот проходится и где-то уже пройден, и мы идем по нему. Первые объявления о консолидациях – внутрииндустриальных и кроссиндустриальных – появились как раз 4–5 лет назад, когда операторы, чтобы поддержать рост, начали приобретать себе подобных или близких.

Здесь есть два аспекта. Если мы покупаем другого оператора, мы просто наращиваем свою долю, показываем неорганический рост и пытаемся потом эту долю удерживать. Если же покупаем не себе подобного (как это делают американские операторы, которые покупают веб-порталы), то пытаемся расти в сторону смежных бизнесов, которые могут расти даже быстрее, чем наш собственный.

Многие задают совершенно логичный вопрос: а надо ли расти? Разве не все хорошо, когда у тебя огромная доля рынка, денежный поток и ты платишь дивиденды?

Но тут возникают две проблемы. Первая: вспомните, что случилось с китайской экономикой, когда прогнозы по ее перспективам роста снизились с 7 до 4%. Она потеряла в капитализации до 30%. О чем это говорит? О том, что инвесторы покупают рост, они не покупают стабильность. Мы, как [телеком-]операторы (а в России это один из самых стабильных бизнесов в последнее время), к сожалению, долгое время только теряли свою стоимость, потому что люди перестали видеть в отрасли эффективный рост. И второе. Инфляция и девальвация делают свое дело. Если мы не попытаемся компенсировать увеличение себестоимости через рост, то придется выжимать из бизнеса последние соки, а иногда их уже и нет. Поэтому любая консолидационная активность операторам жизненно необходима. Под консолидацией я имею в виду не только консолидацию по схеме «оператор – оператор», но и взаимоотношения оператора с другими бизнесами.

МТС как группа давно перестала быть исключительно мобильным оператором. Давным-давно, перекупив целый ряд фиксированных сетей (около 90 юрлиц), мы агрегировали их и сегодня срослись практически в единый организм. Тогда никто не задавался вопросом: а консолидация ли это? А какой это характер M&A? Мы просто видели, что это тоже телеком, в который надо идти.

Мы пошли дальше – в контентный бизнес, в покупку IT-интеграторов. Мы понимаем, что это те направления, которые могут помочь расти нашему бизнесу в целом. Это далеко не единственно возможные консолидации на рынке. На сегодняшней конференции вспоминали случай British Telecom и мобильных операторов. Это классический красивейший пример возможной консолидации. И это все телеком. Один родился в проводах и там остался. Второй родился в радио или вышел в радио и там существует. Объединяя их, можно развивать и конвергенцию, и общий футпринт телекома. Так что мы в МТС мыслим и в этом направлении. Для нас очевидно, что это вопрос если не выживания, то по крайней мере роста и создания возможностей роста за пределами уже очень хорошо обработанной поляны.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать