Аналитика / Правила игры
Статья опубликована в № 3800 от 30.03.2015 под заголовком: Правила игры: Воля против арифметики

Кому и когда выгодно импортозамещение

Почему при ограничении импорта цены растут, а потребление падает
Константин Сонин

Иногда воля приводит к победе там, где исходные данные ее не обещают. Человек с врожденным пороком становится олимпийским чемпионом. Маленькая страна побеждает в войне превосходящего по размеру соперника и т. д. В то же время бывают ситуации, в которых полагаться только на волевые усилия бессмысленно – например, они не помогут преодолеть законы арифметики. То же и с законами экономики – пусть и не такими жесткими, как математические или физические.

В марте, после полугода действия антисанкций – запрета на импорт продовольствия из развитых стран, стал активно обсуждаться вопрос: почему эти меры не привели к импортозамещению? В некоторых отраслях произошел незначительный рост, но в целом никаких улучшений не произошло. Основным изменением стало падение потребления и рост цен. Почему? Да потому, что ничего другого и не могло произойти. Импортозамещение – это всегда субсидирование владельцев фирм-производителей за счет потребления. В любой отрасли импортозамещение приводит к росту цен и снижению потребления.

Это совсем не сложно – у меня семиклассники спокойно разбирались в этом примере. Пусть на горизонтальной оси отложено количество продукции, а на вертикальной – цены. Кривая спроса идет из левого верхнего угла в правый нижний. Кривая предложения – из левого нижнего в правый верхний. Ограничение импорта – например, антисанкции – сдвигает кривую предложения влево и вверх. Посмотрите сами – в новом равновесии, в точке пересечения спроса и предложения, цена будет выше, а потребляемое количество продукта ниже, чем в исходном равновесии. Это произойдет обязательно независимо от того, как мы нарисуем кривые спроса и предложения (лишь бы спрос становился больше, когда цена уменьшается, а предложение – наоборот). Это произойдет независимо от того, с насколько умным лицом чиновник или депутат произнесет слово «импортозамещение», и независимо от того, сколько воли проявят участники процесса.

Эти графики можно изучать и глубже – например, нарисовав отдельные кривые предложения для своих фирм и зарубежных. Тогда будет видно, что запрет на импорт действительно приводит к росту местного производства (по более высокой цене предложение будет больше), но это никогда не может компенсировать 100% выпадающего импорта. Цена будет обязательно выше, а потребителям – обязательно хуже.

Это не означает, что импортозамещение всегда не имеет смысла. Иногда, возможно, имеет – именно как временное субсидирование местных производств (точнее, их владельцев) за счет потребителей. Польза от такого субсидирования в том, что дает местным производителям возможность выжить в ситуации, когда они не выдерживают конкуренции с зарубежными фирмами. Польза потребителям в том, что после того, как ограничения будут сняты (но только после), местные фирмы будут достаточно окрепшими... Запрещать импорт можно, но нужно понимать, к чему это может и к чему не может привести. Одной воли в экономике недостаточно.

Автор – профессор факультета экономических наук НИУ ВШЭ

Нечиновник
06:40 30.03.2015
Я предлагаю в первую очередь не воевать с соседями, а торговать. То что открывает VW, это старые планы. Концерн не будет расширять свои инвестиции, а вероятнее всего будет стремится их снижать. Импортозамещение предусматривает прежде всего отсутствие барьеров, политических и экономических, для свободного движения капиталов и торговли. Вот с этих у нас проблемы. Я повторяю, смысл импортозамещения не в производстве аналогов импортных товаров, более дешевых, может даже и менее качественных. Истинный смысл состоит в совокупном приросте добавленной стоимости, по сравнению с текущим состоянием. Проблема в том, что в рамках отдельной страны в современном мире это сделать попросту невозможно. Это реально только тогда, когда с нами захотят сотрудничать: давать нам кредиты, инвестировать в нас капиталы и технологии, продавать нам товары с низкой добавленной стоимостью для их переработки и затем для дальнейшего экспорта. Вот когда мы будем работать как важное звено в мировой цепочке добавленной стоимости, когда другие страны будут зависеть от нас экономически (будут продавать нам и будут покупать у нас не только сырье), и когда мы будем способны давать миру по-настоящему конкурентный продукт, вот только тогда можно говорить о реальном, а не мнимом импортозамещении. А пока все это демагогия. Особенно про инновации. Никакая амнистия капитала не вырулит, пока в Россию не пойдут технологии. А они не пойдут, потому что к нам нет доверия.
110
Комментировать