Аналитика / Конъюнктура
Статья опубликована в № 3833 от 19.05.2015 под заголовком: Конъюнктура: Мажоритарность в действии

Мажоритарность в действии

Легко обвинить мажоритарную систему выборов в несправедливости, но ведь ее нет и в пропорциональной системе
Константин Симонов

В истории с выборами в Британии весьма интересна их технологическая сторона. Британия на национальных выборах использует однотуровую мажоритарную систему, которая способствует формированию двухпартийности. Эта система в очередной раз прекрасно показала свои сильные стороны. Это создание возможностей для формирования однопартийного правительства при наличии жесткой конкуренции, а также сокращение представительства маргиналов, радикалов и регионалов в парламенте. При этом в парламент они все же попадают, создавая впечатление политического многообразия, чего нет, скажем, в совсем уж жестко двухпартийных США.

А ведь после прошлых выборов 2010 г. я отлично помню рассуждения аналитиков о скором конце Вестминстерской системы. Тогда консерваторы вынуждены были образовать коалицию с либеральными демократами. Они выторговали проведение референдума о реформировании избирательного законодательства. Именно оно блокирует расширение представительства мелких партий в парламенте, не мешая им при этом принимать участие в политике (в Британии более 400 политических партий). Правда, попробовать хотели всего лишь преференциальное голосование, когда граждане расставляют кандидатов в округе в приоритетном порядке. Но даже с этой аккуратной реформой избиратели не согласились. И вот результат.

Консерваторы получили 37% голосов, но большинство мест в парламенте. И в одиночку будут формировать правительство, что будет способствовать, уж извините, политической стабильности. Все говорят о провале UKIP. Хотя вообще-то эти радикалы вместо 3,1% на прошлых выборах получили аж 12,6%. Но именно мажоритарность утрамбовала их присутствие в парламенте до одного мандата. А ведь на выборах в Европарламент (ЕП) эта партия получила 24 из 73 британских мест. Понятно, что на выборах в ЕП гораздо выше протестное голосование. Но не менее важно, что выборы проходят по другой системе.

Неплохо выступили региональные партии. Однако, хотя 56 мест Шотландской национальной партии и впечатляют, общую картину они не сильно меняют. Региональные партии традиционно очень успешно выступают на выборах. Но кандидатов выдвигают только в своих регионах. Мажоритарная система четко огранивает их влияние, но дает возможность территориям иметь представительство в парламенте. Там будут еще Партия Уэльса и целая россыпь партий, которые провели своих депутатов в Северной Ирландии. Такую систему можно обвинить в несправедливости. Но ведь ее нет и в пропорциональной системе. Скажем, в Германии на выборах 2013 г. 15,6% голосов, или почти 7 млн бюллетеней, были отданы за партии, не прошедшие в парламент.

В целом же мажоритарные выборы имеют большое количество плюсов. Хорошо, что их частично возвращают у нас в 2016 г. Думаю, что в среднесрочной перспективе мы могли бы перейти и к полностью мажоритарным выборам. Что может в итоге привести нас к двухпартийности. Это я, понятно, в рамках рассуждений об отдаленной перспективе. Но ведь все равно наша политическая система будет меняться.

Автор – гендиректор Фонда национальной энергетической безопасности

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать