Мнения
Бесплатный
Аналитика / Правила игры
Статья опубликована в № 3847 от 08.06.2015 под заголовком: Правила игры: Настоящий подвиг

Настоящий подвиг: что получилось и что не получилось у Дмитрия Зимина

Каждая программа была ценна сама по себе и показывала чиновникам, как надо финансировать науку
Константин Сонин

Сегодня, по всей видимости, произойдет главное «событие года» в российской науке и образовании: будет закрыт в связи с объявлением «иностранным агентом» фонд «Династия». Трагическое завершение истории фонда - лишь эпизод на фоне деградации государственного управления и ухудшения состояния общества в нашей стране в последние годы, и, казалось бы, на фоне других событий – войны на Украине, убийства Бориса Немцова, борьбы властей с гражданским обществом – эпизод незначительный.

Однако, повторяю, для российской науки и образования это самый значимый эпизод последних лет. Именно «Династия» была крупнейшим шагом в сторону современного устройства науки, сделанным в России в последние десятилетия. (Другими такими шагами я считаю создание новых университетов и факультетов и частичные реформы в области финансирования науки.) Наука в ХХI в. требует нескольких вещей, которые были не так важны раньше, – быстрой концентрации финансовых ресурсов на конкретных направлениях, выбора наиболее подходящих проектов и исследовательских групп среди огромного множества вариантов, точного и безжалостного закрытия того, что не оправдало надежд. Это возможно только при наличии «научной среды» и, более того, общества, адекватно понимающего задачи и проблемы современной науки.

В газетной колонке не перечислишь конкретных программ «Династии», но важно подчеркнуть: каждая программа была ценна не только сама по себе (конечно, частный фонд не может профинансировать всю науку в стране), но тем, что она показывала, как такую программу нужно и можно осуществлять (да, частный фонд может давать пример чиновникам, как управлять наукой в ХХI в.). Но, по большому счету, что получилось и что не получилось у Дмитрия Борисовича Зимина?

Получилось создать работающую систему отбора и финансирования научных и популяризаторских проектов. Показать, как такая система должна и может работать. Мало по объему? Пока что ни один из участников российского списка Forbes не сделал ничего подобного. (Может, кто в завещании попробует?) Давайте посмотрим, удастся ли кому-то повторить что-то подобное, а потом будем переживать, что Зимин сделал мало. Сделал достаточно, чтобы иметь гораздо больше шансов остаться в учебниках истории, чем премьер-министры последних лет, не говоря уж о министрах и ректорах больших университетов.

Что не получилось (с оговоркой, что я не знаю, что решит сегодня совет фонда «Династия», но предполагаю, что фонд будет закрыт)? Не получилось создать структуру, которая была бы «вечна» и не зависела от своего создателя. Это получилось у Рокфеллера и Стэнфорда, создавших университеты, или у Карнеги и Макартуров, оставивших деньги на исследовательские фонды. Ничего подобного у нас за тысячу лет никто не сделал. Взяться за такую задачу – героизм, а по-настоящему бороться, как Зимин, – настоящий подвиг.

Константин Сонин – профессор факультета экономических наук НИУ ВШЭ; в 2012 г. был финалистом премии «Просветитель», финансируемой «Династией».