Аналитика / Правила игры
Статья опубликована в № 3856 от 22.06.2015 под заголовком: Правила игры: В чем виноват Чубайс

Чем Анатолий Чубайс не похож на других российских политиков

Он всегда был готов брать на себя публичную ответственность
Константин Сонин

Шестидесятилетие Анатолия Чубайса не стало центральным информационным поводом недели. Причин как минимум две. Во-первых, Чубайса принято представлять молодым – в 1991 г., когда он занял ключевой пост в российском правительстве в разгар экономического кризиса, ему было всего 36. Во-вторых, он уже почти 10 лет не занимается ничем, что может вызывать сильные чувства, – после завершения реформы российской электроэнергетики в 2008 г. он возглавил госкорпорацию, занимающуюся развитием нанотехнологий в России. (Алексей Навальный, один из лидеров российской оппозиции, считает руководство Чубайсом «Роснано» неэффективным, но по сравнению с другими госкорпорациями обвинение в неэффективности не вызывает сильных чувств. Впрочем, на 24 июня намечены дебаты Чубайса и Навального на «Дожде».)

О Чубайсе сегодня не просто не спорят. Я обнаружил, что не так-то просто объяснить студентам, большинство из которых родились уже после того, как он стал жупелом противников экономических реформ в начале 1990-х, почему он вызывал такие страсти 15–20 лет назад. И действительно – почему? Реформаторов в правительствах у Ельцина было немало, и Чубайс занимал не главные должности. Персонального компромата на него никогда практически не было. Страстей в элите вокруг него, как вокруг всякого влиятельного члена правительства, хватало, но одно дело страсти в элите – другое дело, что фраза «Во всем виноват Чубайс» стала поистине народной (фразу произнесла кукла президента Ельцина в популярной сатирической передаче «Куклы»). Да и в чем он, собственно, был виноват? Его основная сфера ответственности – приватизация – вовсе не была чем-то таким, что касалось людей непосредственно. Нет свидетельств, что работники приватизированных предприятий испытывали большие трудности, чем работники неприватизированных. Собственно, современные исследования – сейчас, когда стали доступны данные за много лет, – показывают, что результаты российской приватизации были положительными (при этом, надо заметить, приватизация остается крайне непопулярной среди россиян – по всей видимости, на нее списываются основные несчастья и беды 1990-х).

Так чем не похож на других российских политиков Чубайс? Мне приходит в голову одно качество: он всегда был готов брать на себя публичную ответственность. Брать ее на себя до реформы – что приватизации, что реформы РАО ЕЭС (тоже, кстати, вполне успешной), объяснять, что именно идет правильно, и не снимать с себя ответственности даже тогда, когда какая-то часть оказывается провальной. Кто еще из российских политиков или интеллектуалов так поступает? Например, немало публицистов и политиков в 1990-е твердили на все лады, как важна высокая роль государства в экономике. И вот уже больше 10 лет у нас идет национализация и увеличение роли государства – и что, кто-то встает и говорит: да, это я предлагал, да, это я осуществил? Так Чубайс и остается единственным, кто всегда готов отвечать за свои слова.

Автор – профессор факультета экономических наук НИУ ВШЭ