Аналитика / Политэкономия
Статья опубликована в № 3898 от 19.08.2015 под заголовком: Недемонстративное потребление

Недемонстративное потребление

Отказ госкапиталистов показывать свои доходы и имущество – оборотная сторона демонстративного потребления
Андрей Колесников

Сколько Владимира Якунина, чей имидж прочно ассоциируется с понятием «шубохранилище», ни увольняй, бедней от этого Игорь Сечин не становится. Как ни сокращай расходы на чиновников администрации президента и их численный состав на 10%, о вероятности чего сообщило агентство Bloomberg, часы Дмитрия Пескова от этого не подешевеют, а домик в деревне Вячеслава Володина не станет ветхим или аварийным жильем.

Больше того, героическое сжатие расходов на разросшийся за годы автократии аппарат Кремля и Старой площади не скажется на доходах представителей элит, creme de la creme высшего путинского круга, которые формально получают зарплату в администрации. Иногда даже кажется, что дискредитация российского чиновничьего слоя затеяна самими высшими кругами, чтобы аппаратчики, в том числе самые скромные, разделили с ними ответственность за свой имидж насквозь коррумпированных и богатых, чтобы повязать рядовых чиновников с собой деньгами. Правда, надо отметить, что уровень зарплат именно в администрации существенно выше среднечиновничьего, так что отчасти все справедливо – за крошки со стола «праздного класса», погрязшего в «демонстративном потреблении», надо платить.

Одна из проблем того класса, который условно называется «элитой», а на самом деле представляет собой специфически российский (как и русская интеллигенция) социальный слой, родившийся из слияния государственных должностей и промышленного и финансового капитала (система нераздельной «власти - собственности»), – именно демонстративное потребление. Это и феодальное правило преимущественного проезда с перекрытием всего вокруг, отчасти заимствованное у советских руководителей, но нагло масштабированное, и всевластие ФСО, возводящей сохранность государственного тела в абсолют и образующей вокруг него комфортную пустоту, и случайная демонстрация часов, домов и прочих аксессуаров онассисообразной частной жизни.

Чтение деклараций высших чиновников, депутатов и сенаторов провоцирует чувство стыда – за тех, кто обладает всеми этими немыслимыми транспортными средствами и непомерной недвижимостью, будучи при этом служащими и законодателями, нанятыми налогоплательщиками. Отказ госкапиталистов из ближнего круга президента показывать свои доходы и имущество – оборотная сторона демонстративного потребления. А именно – недемонстративное потребление, столь масштабное, что показывать степень богатства публично как-то неловко.

Грань между демонстративностью и недемонстративностью – тонкий психологический момент. С одной стороны, богатые чиновники не хотят, чтобы кто-то вторгался в их частную жизнь. Но тогда те же условные часы надо прятать от глаз публики. С другой стороны, прятать их не позволяют законы демонстративного потребления, обязательные для представителя элиты: будь таким, как все, т. е. показывай собрату, что ты тоже богат, что тоже допущен к кормушке, которая не учтена никакой госстатистикой и никаким коэффициентом Джини. То есть в системе «власть - собственность» Песков никак не мог жениться в часах «Слава».

Разве что они были бы дешевле тех знаменитых часов на 10%...

Автор – директор программы Московского центра Карнеги