Мнения
Бесплатный
Аналитика / Республика
Статья опубликована в № 3905 от 28.08.2015 под заголовком: Республика: Санкция жертвы

Санкция жертвы

Не стоит растить в себе иллюзию, что в стране идет какой-то легитимный процесс, пусть с эксцессами
Андрей Бабицкий

В последних новостях трудно найти что-то хорошее, все, что ни происходит, к худшему. Ростовские и московские суды, регуляторы, Кремль и правительство строят Россию, в которой все меньше хочется жить, и каждое их действие демонстративно безнравственно, непродуманно и глупо. Мало в стране осталось людей, способных твердо и прямо противостоять происходящему, зато за ее пределами такие есть. На этой неделе за честь граждан России вступились крымский режиссер Олег Сенцов и американская Wikimedia, издатель «Википедии».

Сенцов, которому ростовский суд дал 20 лет зоны строгого режима просто так, произнес великую последнюю речь. Не только потому, что проявил мужество и сохранил обаяние перед лицом пыток, но и потому, чуть не в первую очередь, что просто не согласился признавать этот суд – судом. Репрессия не может быть вполне эффективной, если выбранная жертва отказывает своему палачу в легитимности, называя его тем, что он есть, – бандитом с большой дороги. Важность этого принципа невозможно переоценить.

Одновременно мы могли наблюдать и другой пример того же, пусть и менее трагический. Роскомнадзор по надуманному поводу попытался заставить «Википедию» удалить одну из страниц энциклопедии – притом что технически это означало бы закрытие доступа к ресурсу. Пойдя на совсем формальную косметическую редактуру, некоммерческая организация заявила, что не готова выполнять абсурдные требования политически ангажированных регуляторов и если сайт закроют – что ж, так тому и быть.

Неисполнение или демонстративное пренебрежение неправовыми решениями, рядящимися в судебные мантии, – это последний, но очень эффективный способ бороться со злом. Вдвойне эффективный потому, что требует от исполнителей большого личного мужества или корпоративного риска (и то и другое встречается очень редко).

«Википедия» пока что выиграла – Роскомнадзор сдался быстро. Возможно, потому, что на самом деле у ведомства нет полномочий самостоятельно принимать важные решения. Для Сенцова все закончилось хуже – он получил 20 лет, которые, очень хочется верить, не досидит до конца. Тем больше мужества он проявил и тем более важный пример дал всем остальным, у которых на кону не годы жизни и риск для жизни, а небольшие бытовые неприятности.

Власть в большей, чем хочется думать, мере стоит не на штыках, а на словах. Даже глядя на безумие, творящееся в Ростове или Москве, хочется себя убедить, что происходит какой-то легитимный процесс, пусть с эксцессами, связывающий своей силой не только подсудимых, но и всех вокруг. Но один героический режиссер и несколько мужественных сотрудников некоммерческой организации заставили всех в этом усомниться.

Можно провести мысленный эксперимент: представить себе, что завтра Олег Сенцов сбежит из тюрьмы и постучится в вашу дверь, – что вы будете делать? Способность власти творить зло зависит от того, как каждый житель страны отвечает себе на этот вопрос.

Если жертва отказывает своему палачу в легитимности, сторонние наблюдатели тем более могут так поступить.

Автор – редактор журнала РБК