Аналитика / Республика
Статья опубликована в № 3915 от 11.09.2015 под заголовком: Республика: Проверка на человечность

Проверка на человечность

Ангела Меркель стала великим политиком Европы, потому что вернула политическим решениям ценностную основу
Андрей Бабицкий

Не каждый день можно наблюдать, как успешный политик становится великим. Но сейчас, кажется, как раз такой момент, и хочется его зафиксировать: Ангела Меркель за последнюю неделю как будто перешла в другую весовую категорию. Превзошла и повела за собой президентов сверхдержав и коллег по Евросоюзу. Федерального канцлера внимательно слушают уже несколько лет, но теперь ее моральное лидерство неоспоримо. Кто-то, как Барак Обама, не стесняется признать это на словах, а кто-то – по всему миру – молча идет по ее следам, хотя раньше было страшновато.

Например, самый последовательный противник нелегальной миграции в мире – премьер-министр Австралии Тони Эббот. Прежде он боролся с приезжими столь бескомпромиссно, что доходило до анекдотов: австралийские пограничники давали взятки капитанам судов, чтобы только те не высаживали беженцев на континенте. Теперь он согласился ради сирийцев вдвое увеличить квоту на приезжих и выделил деньги на лагеря беженцев в Ливане и Турции. Это не политик проснулся другим человеком, это австралийским избирателям понравилась позиция Меркель. И французским, и английским – президенты и премьеры вынуждены из популистских соображений делать то, что две недели назад сочли бы политическим безумием.

Беженцы из Сирии передвигались по Европе и на каждой границе, как лакмусовая бумажка, демонстрировали, на что способен местный политический класс. Венгерское правительство предсказуемо строило заборы, а вслед за ним и болгарское. Словаки согласились принимать у себя только христиан. Дэвид Кэмерон и Франсуа Олланд долго делали вид, что ничего не происходит. Датское правительство разместило в ведущих ливанских газетах рекламное объявление, убеждая сирийцев не ехать в негостеприимную страну. Удивительно, как сильно сотни миллионов людей боятся пустить к себе сотни тысяч. Никакие ужасы сирийской войны, казалось, не могли их в этом убедить. Пока не появилась Меркель.

Меркель совсем не самое добродушное существо на земле – все имели возможность в этом убедиться во время переговоров о реструктуризации греческого долга. Но перед лицом гуманитарной катастрофы она приняла единственно возможное решение, не просто согласившись принимать сирийских беженцев по упрощенной процедуре, но настаивая, что это вопрос не прагматических интересов, а осознанного нравственного выбора и от ответа на него зависит будущее Евросоюза.

Миграция – самый рискованный вопрос европейской политики, и Меркель потребовалось, наверно, большое мужество, чтобы произнести свою историческую речь. Тем больше обязаны ей сирийские беженцы и коллеги, которых она спасла от унижения. Так и выглядит по-настоящему большая политика, которая, вопреки предрассудкам, движется благодаря ценностям, а не краткосрочной выгоде.

Если хочется посмотреть, как выглядит мелкая, мелочная политика, тоже не надо далеко ходить за примерами. Дмитрий Песков заявил в четверг, что беженцы из Сирии могут «использовать российскую территорию для движения дальше», но вопрос о приеме беженцев для Кремля не актуален.

Автор – редактор журнала РБК