Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 3919 от 17.09.2015 под заголовком: Гражданское общество: Последний оплот

Зачем адвокатов удаляют из суда

Прокуроры и судьи считают защитников помехой быстрому ходу предсказуемого процесса
Мария Эйсмонт

Судья Северо-Кавказского окружного военного суда в Ростове-на-Дону Олег Волков вывел из процесса с участием присяжных заседателей московского адвоката Анну Ставицкую – единственную защитницу одного из подсудимых по делу, насчитывающему 80 томов. Формулировки судьи: Ставицкая «вызывала предубежденность у присяжных заседателей» к доказательству стороны обвинения, «продолжала ставить под сомнение допустимость исследуемого доказательства», «подрывала авторитет суда и воспитательное воздействие судебного разбирательства».

«Когда судья выносит справедливый законный приговор – тогда получается воспитательное воздействие, – комментирует адвокат Юрий Костанов. – Не нравится, как адвокат ведет себя в процессе? Извините, я в процессе для того и сижу, чтобы ставить под сомнение доказательства».

Скандал с адвокатом Ставицкой привлек внимание к другому судебному происшествию: на выложенной в сеть видеозаписи, датированной концом прошлого года, хорошо видно, как судебные приставы по указанию судьи Маловишерского городского суда Новгородской области Александра Щура выносят за руки и за ноги адвоката Дениса Вяткина из зала суда. И хорошо слышно, как перед этим судья Щур тоном, которым обычно указывают офисной уборщице на пятно на полу, заявляет: «Я сейчас покину зал... У меня адвокат удален, он не должен на этом месте сидеть <...> после того как будет наведен порядок, я войду».

Закон об адвокатуре прямо называет профессиональное сообщество адвокатов институтом гражданского общества, независимым от органов государственной власти. Было бы странно, если бы власть их любила, но не любить и наказывать за поведение не просто допустимое, но необходимое для состязательного процесса – разные вещи.

Российские адвокаты сегодня вынуждены работать в ситуации, когда 99% выносимых приговоров – обвинительные, когда прокуроры и судьи считают защитников досадной помехой быстрому ходу предсказуемого процесса, а общество часто видит в них беспринципных пособников преступников или, наоборот, добровольных помощников стороны обвинения. Последнее, впрочем, не всегда безосновательно, как показывает недавнее лишение статуса адвоката Андрея Стебенева: он защищал по назначению обвинявшуюся в госизмене Светлану Давыдову, но, вместо того чтобы оспаривать арест многодетной кормящей матери, раздавал интервью о ее виновности.

«Отношение к адвокатам меняется вместе с отношением к суду, – говорит адвокат Виктор Паршуткин. – Есть независимый суд – есть блестящая плеяда адвокатов, которые вызывают уважение в обществе. Нет независимого суда – авторитет адвокатуры как института падает. Адвокат превращается или в кивалу, или же в конвертоносителя. Только очень незначительная часть адвокатов остаются преданными идеалам профессии».

Но даже немногие преданные идеалам доставляют хлопоты системе: они оспаривают допустимость доказательств обвинения перед присяжными, как адвокат Ставицкая. Они обжалуют указ президента о засекречивании потерь Минобороны в мирное время, как адвокат Иван Павлов и его «Команда 29». Они требуют признать неконституционной статью 310 УК, позволяющую наказывать адвокатов за разглашение тайны следствия, как адвокат Георгий Антонов.

«Так получилось, что сегодня адвокаты – это чуть ли не последний оплот законности и справедливости», – говорит Костанов.

Автор – журналист

Читать ещё
Preloader more