Аналитика / Республика
Статья опубликована в № 3935 от 09.10.2015 под заголовком: Республика: Когда не нужно быть экспертом

Когда не нужно быть экспертом

Не обязательно знать историю Сирии, чтобы понимать, что Россия оставляет за собой право бомбить кого угодно
Андрей Бабицкий

Теперь, когда Россия стала довольно неожиданно воевать в Сирии, каждому гражданину страны приходится каким-то образом отвечать для себя на вопрос, зачем это происходит и какова его доля ответственности. Потому что кидать бомбы – это большая ответственность, а сенаторы, выдавшие назначившему их президенту разрешение на войну, эту ответственность на себя не взвалили. Даже не попытались (проголосовали за несколько минут).

Поэтому, когда скептики замечают, что все подряд «стали экспертами по Сирии», в этом есть доля грустной правды. Хотелось бы, чтобы экспертами по Сирии был кто-то еще, вхожий в высокие кабинеты, чтобы вопросы войны и мира обсуждались долго, ясно и гласно, чтобы начальник генштаба и министр обороны терпеливо ходили на пресс-конференции и подробно, до деталей, описывали стратегические расклады, силы и средства, возможные потери и способы их компенсировать. Хотелось бы, чтобы президент выступил с речью перед своими гражданами, а не иностранными дипломатами. Но пока этого всего не происходит, каждый житель России вынужден самостоятельно становиться специалистом по Сирии, кто во что горазд. Потому что ответственность, естественно, поделят между собой не только Путин и Шойгу, но и все граждане.

Позиция русских властей с самого начала состояла в том, что одна только Россия легитимно воюет в Сирии, потому что делает это «по просьбе легитимного правительства». В этом утверждении все странно, начиная с представления о собственной легитимности и заканчивая откровенно ложным утверждением о легитимности Асада, которого никогда не выбирали и который позволил убить сотни тысяч жителей собственной страны и выгнать из дома еще миллионы.

Позиция всех участников сирийского конфликта не вполне безупречна. Кто-то перед авианалетом не спрашивает мнения сирийских жителей, но по меньшей мере спрашивает своих. Кто-то, как Турция, плохо договаривается с внутренней оппозицией, но зато принимает 1,5 млн беженцев из разоренной соседней страны. Россия вступила в сирийскую войну фактически тайком от собственных граждан и публично отказалась (устами представителя Кремля) массово принимать беженцев. В этой позиции нет ни права, ни гуманизма.

Кроме того, Россия оставляет за собой право бомбить кого угодно. 30 сентября Сергей Лавров говорил в Совете Безопасности ООН, что ВВС России работают в Сирии исключительно «по целям, связанным с «Исламским государством» (ИГИЛ). Турция уверяет, что большая часть целей русской авиации не имеет к ИГИЛ никакого отношения. Доверять в данном случае надо, естественно, не русскому командованию, которое больше года на голубом глазу повторяет, что на Украине нет российских кадровых военных. Значит, граждане России берут на себя ответственность за всех людей, на которых упадут завтра неподотчетные бомбы.

Чтобы понять, что российское участие в сирийском конфликте – неправедная, преступная война, не нужно быть экспертом, не нужно знать историю партии «Баас», тонкости взаимоотношений алавитов и суннитов, местоположение города Хомса. Не нужно разбираться в геополитике. Это все очень мешает принимать правильные решения.

Автор – главный редактор издания InLiberty