Аналитика / Политэкономия
Статья опубликована в № 3938 от 14.10.2015 под заголовком: Политэкономия: На фоне войны

На фоне войны

Официальной историографией скоро будет доказано, что все войны России были справедливые, «самозащитные» или превентивные
Андрей Колесников

«Миролюбивая» фоновая война – для нынешних элит, которым нечего предъявить публике, кроме бомбардировок, точечных и не очень точечных ударов, это основной способ сохранения себя во власти. Крым, взятый по примеру Екатерины Великой без единого выстрела, гибридный конфликт в Донецке и Луганске с расширением зоны квазигосударственных образований по периметру России, ностальгически советская по своему духу сирийская история – география этого сериала должна быть расширена, а сам он продолжен.

Думаю, официальной историографией скоро будет доказано, что все войны, которые Россия вела или в которые была вовлечена тайно и открыто, в том числе в XX в., а) справедливые, б) «самозащитные», в) в ряде случаев превентивные (в этом смысле любимый слоган нескольких поколений советских и российских людей «Лишь бы не было войны» не кажется парадоксальным). Собственно, например, к разряду превентивных войн в этой логике можно отнести зимнюю войну с Финляндией 1939–1940 гг. И эта логика уже однажды была оправдана президентом России на встрече с военными историками, несмотря на позорный характер «той войны незнаменитой» (А. Т. Твардовский), бессмысленность и чрезмерность жертв, ее итоговую неудачу.

Цель – сохранение власти – может потребовать продолжения военного банкета в жанре триумфального шествия. Остановиться после Крыма, Донбасса, Сирии этот механизм уже не может. Помимо рациональных мотивов – переключения внимания с экономического кризиса на победоносные бомбардировки и удержания за их же счет патриотической волны и рейтинга высшего начальника на прежних уровнях как минимум до 2018 г. – здесь присутствует и иррациональность саморазвития массовой милитаристской истерии.

Никаких терактов внутри России в результате вмешательства в исламистские конфликты власть, разумеется, не боится. Ни один теракт за всю постсоветскую историю ни разу эту самую власть не затронул. Во всяком случае физически – ответ всегда держали самые беззащитные: пациенты больниц, родители и дети. Моральные же травмы заживают быстро, для этого – для Беслана, Дубровки, Буденновска – есть первоклассный инструмент: забвение и умолчание. Бесконечный информационный шум, в котором тонут любые попытки осмыслить события, этому лишь способствует, моральные сомнения – как в случае со сбитым Boeing – трактуются массовым сознанием в пользу своих. А любой теракт, как показывает история путинского периода, всегда способствует ужесточению политического режима под видом «борьбы с экстремизмом» и «в интересах безопасности». Не это ли нужно пиарщикам и идеологам власти в преддверии парламентских и президентских выборов?

Значит, найдутся иные враги и иные цели. В Афганистан тоже можно послать бомбардировщики, в Арктике – увеличить группировку. От телевизора отходить не надо, а градус милитаристско-патриотического духа при этом поддерживается в рабочей форме.

Главное, чтобы война стала фоном, заметной нотой в информационной каше, монотонной, но всякий раз вдохновляющей мелодией. На этом фоне и благодаря ему можно избирать и быть избранным. Не в мессианском смысле, конечно, а в электоральном.

Автор – директор программы Московского центра Карнеги