Аналитика / Правила игры
Статья опубликована в № 3960 от 16.11.2015 под заголовком: Правила игры: Государство нетто

Знай и люби свои налоги

Как бизнес может помочь рядовому гражданину почувствовать истинное бремя государства
Максим Буев

Уверен, что каждый из нас сталкивался с ситуацией, когда госслужащие или чиновники при оказании тех или иных услуг не исполняли свои функции должным образом, а при этом еще и общались с вами таким тоном, будто это не они, а вы им что-то должны. Мысль о том, что они существуют на деньги, которые мы платим государству в виде налогов, им даже не приходит в голову. К сожалению, вообще мало кто из нас задумывается, что за уплаченные налоги мы должны драть с госслужащих три шкуры, когда они халтурят или повышают зазря на нас голос. В то же время меня всегда восхищало отношение к госслужбам, например, в Великобритании или США, где рядовой гражданин цену своим налогам хорошо знает и излишнего пиетета к чиновникам не испытывает.

Возможно, мы не хотим требовать с государства большего потому, что в полной мере не осознаем, сколько ему на самом деле платим. Кажется, вот НДФЛ, всего 13% – одна из самых низких ставок подоходного налога в мире. То, что при этом наш работодатель на каждое рабочее место платит в различные госфонды еще от 20 до 30% социальных налогов в зависимости от правовой формы организации, остается для нас за кулисами. Боль этих налогов чувствует компания, а не мы. На Западе же эта дополнительная боль часто разделена примерно поровну между работодателем и работником и четко осознается последним. Вместе с тем если учесть все эти скрытые от глаз работника налоги, то в России на одну ставку зарплаты платится налогов примерно столько, сколько в той же Великобритании.

Не исключено, что путь к повышению нашей общей требовательности к чиновникам кроется за малым, в чем обществу без лишних затрат существенную услугу может оказать бизнес. Уровень общей осознанности налогового бремени вырастет, если при рекламе любой вакансии бизнес будет указывать не просто уровень зарплаты, но фактическую стоимость этого рабочего места для работодателя. Например, сравните два объявления: «Требуется программист, з. пл. 100 000 р.» и «Требуется программист, оклад 130 000 р. (брутто, с учетом НДФЛ и всех соцналогов на раб. место)». В обоих случаях кандидат на работу будет знать, что принесет домой 87 000 руб. Однако в первом случае у него сложится впечатление, что налоги, которые он заплатил государству, это «всего лишь» около 15% от суммы, которую он получил на руки. А во втором это уже будет 49%.

Если бы бизнес по всей стране предпринял такую трансформацию в подаче информации о зарплатах, наше восприятие бремени государства на нашей шее существенно бы изменилось. И вероятно, рядовой гражданин стал бы более требовательным к чиновникам. Разумеется, государство бизнес к такому представлению информации никогда не обяжет – тут вопрос в солидарности бизнес-сообщества. Возможно, что стоит лишь запустить идею – и она заживет. В итоге выиграло бы все общество: под устойчивым давлением снизу государству пришлось бы меняться быстрее.

Автор – декан факультета экономики Европейского университета в Санкт-Петербурге