Аналитика / Конъюнктура
Статья опубликована в № 3981 от 15.12.2015 под заголовком: Конъюнктура: Гаражам приготовиться

Государство доберется до гаражей и дач

Наступление на теневую экономику – это поход не за эффективностью, а за деньгами
Константин Симонов

Исследования Симона Кордонского и его группы о так называемой «гаражной экономике» показывают, что у нас есть огромный сегмент самозанятого населения. Численность теневого сектора может составлять даже не миллионы, а десятки миллионов людей. А ведь есть еще огородная экономика – достаточно вспомнить конец 1980-х гг. прошлого века, когда огороды стали реальным спасением от коллапса распределительной системы и практически полного отсутствия продуктов в магазинах. По числу владельцев земельных участков мы лидируем в мире, но этот дачно-огородный сегмент также не вполне ясен с точки зрения объема производства и характера экономических отношений.

Для российской власти эти новости двойственные. С одной стороны, вроде бы это говорит об определенном потенциале выживаемости населения. Которое научилось приспосабливаться к ситуации. Импортозамещение в гараже и на грядке. Эта картинка серьезно подрывает тезис о неизбежном социальном взрыве – потому что санкции, события на Украине, конфликт с Турцией и даже курс рубля этой теневой страны касаются не так сильно. Для этих граждан все это напоминает скорее интригующий кинофильм. До поры до времени. Выходит, что власть вполне может сосредоточиться на политическом контроле над столицей и крупными городами.

С другой стороны, экономисты считают серый сектор вредным – дело даже не в потерянных налогах (о них как раз чуть ниже). Он отвлекает трудовые ресурсы, которые государство могло бы использовать более эффективно, нежели в кустарном производстве. Даже если в гаражах сидят Кулибины, на современном оборудовании эффективность их труда была бы выше. Российские кейнсианцы вроде Cергея Глазьева или Виктора Ивантера уверяют, что у нас серьезный недогруз производственных площадей. Называют цифру по всей экономике в 40%.

Оставим в стороне вопрос об их качестве, адекватности рыночному спросу и методике подсчета. Все равно выходит, что у государства есть как минимум две причины перекрасить серый сектор в белый: упускаемые налоги и более высокое качество экономического роста. Вот вам вроде бы и потенциал отталкивания от дна – экономически активные граждане, да еще с опорой на собственные силы.

Почему же государство долгое время мирилось с серым сектором? Масштаб его столь велик, что не замечать его было нельзя. Просто федеральная власть, концентрируя денежные потоки в легальных (а значит, крупных) секторах, в качестве негласного компромисса с территориями отдавала теневой сектор им на откуп. Центру хватало и «крупняка». Весь этот серый сектор живет на виду у местных силовиков и чиновников, которые и выполняют роль арбитров и теневых налоговиков, т. е. «крыш».

Однако проблема в том, что в центре деньги заканчиваются. Теневой сектор – возможная жертва. Наступление на теневую экономику – это поход не за эффективностью экономики, а за деньгами. Но это уже попытка разрушить правила игры по формуле «не мешайте нам», заставить стихийных либералов из гаражей платить не местным чиновникам, а федеральной казне. Вот это и есть один из теневых нервов нашей политики.

Автор – генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности