Аналитика / Правила игры
Статья опубликована в № 4000 от 25.01.2016 под заголовком: Правила игры: Сила политического прогноза

Почему прогнозы оказываются неверными

Прежде чем верить экономическим прогнозам, подумайте, с какой целью они делаются
Максим Буев

Рубль в очередной раз ослаб. Многие блогеры тотчас же вспомнили: некоторое время назад официальные представители ЦБ и правительства с уверенностью говорили, что, например, курс в 80 руб. за доллар – это нереально. Оказалось – вполне. Что это – свидетельство некомпетентности предсказателей от правительства либо, еще хуже, их откровенная ложь? Похожая ситуация наблюдается и с прогнозами цен на нефть, и с темпом инфляции и т. д. Политики говорят одно, а выходит другое. В чем дело?

Для начала следует отличать, собственно, прогноз того или иного экономического показателя от заявлений политиков. Последние могут преследовать цели совсем иные, чем объяснение рынку и населению страны истинного положения вещей. Говорить неправду иногда просто необходимо: заявления делаются для формирования определенного рода ожиданий, возможно даже для того, чтобы избежать худшего варианта развития событий в экономике. Вспомните ельцинское «девальвации не будет», сказанное им за три дня до краха обменного курса в августе 1998-го. Тогда честный ответ на вопрос журналиста стал бы «самоисполняющимся пророчеством» и привел бы страну к девальвации в тот же самый день. Посыл же неверного сигнала помог правительству выиграть определенное время.

Если же мы на самом деле говорим о прогнозах, то согласно недавней статье Войцеха Харемзы и Даниэла Ладли, ученых из Лестерского университета в Англии, точность прогноза зависит от того, насколько команда предсказателей независима от государственного института, прямо ответственного за проведение той или иной политики на основании прогноза. Авторы проанализировали результаты предсказаний темпа инфляции, сделанные подразделениями центральных банков 10 развитых стран до принятия очередного решения об изменении денежной политики. Такие прогнозы часто оказываются неверными. Оказалось, что ошибки вызваны тем, что команды аналитиков ЦБ стараются в первую очередь угодить ожиданиям начальства, которое может прямо или косвенно влиять на решение об уровне процентной ставки.

Например, если начальство не хочет слишком повышать ставку и, таким образом, оказаться ответственным за снижение темпов экономического роста в стране, то зачем его расстраивать – можно просто спрогнозировать инфляцию пониже! Поскольку эффективность политики ЦБ в таких условиях заметно снижается, нужно отделить процесс прогнозирования от принятия решений об экономической политике: например, путем передачи задачи прогнозирования в руки независимой организации – университета или консалтинговой фирмы с признанной репутацией.

Британские ученые российский ЦБ не исследовали, равно как и наше Министерство экономического развития. Однако в МЭР, например, департамент макроэкономического прогнозирования не является независимым – он подчинен тому же должностному лицу, что и департамент бюджетного планирования. Подумайте теперь, почему в бюджет на 2016 г. была заложена чрезмерно оптимистичная цена на нефть. Нет ли здесь той же проблемы, которую заметили ученые из Лестера?

Автор – декан факультета экономики Европейского университета в Санкт-Петербурге

Выбор редактора