Мнения
Бесплатный
Аналитика / Наше «мы»
Статья опубликована в № 4006 от 02.02.2016 под заголовком: Наше «мы»: Военная победа холодильника

Военная победа холодильника

С ростом цен и сгущением политических туч растет популярность призыва в армию
Алексей Левинсон

Была идея: нынешняя власть зиждется на том, что раздает народу кое-что из нефтяных денег, а народ за это безмолвствует. Или: опустеет холодильник – тут и кончится господство телевизора, то бишь тех, кого оный нам показывает. Ну вот, нефтедоллары начали кончаться, холодильники начали пустеть. И может показаться, что логика, стоящая за названными идеями, начала работать.

Да, доля тех, кто называл наш курс правильным, в январе показала снижение до 45%. Даже знаменитый рейтинг спустился до 82%. Но пока что начали расти не протестные настроения, разумеемые этой логикой, а совсем иные. На вопрос, существует ли сейчас для России военная угроза со стороны других стран, отвечают «да» две трети россиян. И те, у кого в холодильнике меньше, так отвечают чаще. На вопрос, что сейчас более всего угрожает России, наши люди вслед за экономическими несчастьями называют угрозу «втягивания России в военные конфликты за пределами страны». И вновь бедные так отвечают чаще богатых. Родится ли от этого недовольство политиками, под руководством которых страна оказалась в таком положении? Вовсе нет.

В списке деятелей, которым россияне более всего доверяют, всегда за первым номером, президентом, стоял премьер. Нынче второе место прочно занял министр обороны, третье – министр иностранных дел. Их, с президентом во главе, теперь числят в «защитниках». Они защищают нас от внешних военных угроз, которые главнее и важнее внутренних экономических неприятностей. Ведь влиятельные страны, полагают россияне, относятся к России прежде всего как к конкуренту и врагу, поскольку признали-таки, что мы встали с колен, стали вновь великими. Соответственно, среди институций и ведомств, ранжированных по важности их роли (как она понимается обществом), под президентом, который всегда выше всех, стоят вооруженные силы, спецслужбы и прокуратура (еще его администрация, его правительство, это само собой, но место законодательной власти и власти судебной, а также прочих гражданских структур не здесь, а на этаж ниже).

Внешние угрозы – они рождают ли в публике страх? Никак нет. В то, что «наша армия способна сейчас защитить Россию в случае реальной военной угрозы со стороны других стран», верит 81%, т. е. столько же, сколько выражают одобрение деятельности ее главнокомандующего. С ростом цен и сгущением политических туч потенциал протеста, может быть, и зреет под спудом, но пока что виднее иное. В общество возвращается идея, что сыновья должны пройти службу в армии. Среди лиц призывного возраста еще преобладает мысль, что России надо формировать армию на контрактных началах, т. е. из тех, кто сам желает служить (за плату). Но большинство, у которого пустеет холодильник, – за призыв.

Автор – руководитель отдела социокультурных исследований «Левада-центра»