Аналитика / Аттестат зрелости
Статья опубликована в № 4030 от 10.03.2016 под заголовком: Аттестат зрелости: Засудить юридическую школу

Как засудить юридическую школу

На что влияет искажение статистики трудоустройства
Андрей Панов

Анна Алабурда окончила юридическую школу Томаса Джефферсона в Сан-Диего почти 10 лет назад и рассчитывала на блестящую карьеру юриста. Сейчас у нее есть шанс стать первой выпускницей американской юридической школы, которой удастся засудить свою альма-матер. Алабурда утверждает, что не пошла бы учиться за $150 000, если бы знала, насколько школа искажала свою статистику трудоустройства. В аналогичных случаях, не дошедших до судебного разбирательства, бывшие студенты приводили факты, когда юридические школы указывали среди трудоустроенных даже тех, кто подрабатывал официантом (не указывая, чем именно они занимаются).

Отсутствие работы для выпускников юридических школ в США сейчас у всех на виду. В стране значительное перепроизводство юристов, и проблема настолько серьезна, что добралась до самых раскрученных школ.

Что-то похожее произошло в России за время после распада Советского Союза. В советское время попасть на юрфак было очень сложно, после перехода в капитализм потребность в юристах возросла многократно. Моментально в профильных вузах выросло число выпускников, а количество юридических факультетов увеличилось на порядок, если не на два. Но не прошло и 20 лет – и выпускников ранее самых престижных факультетов можно найти в организациях, в которых их не должно быть по определению (ни с точки зрения зарплаты, ни с точки зрения престижа компании). А еще больше выпускников юрфаков банально работают не по специальности.

В этой ситуации отсутствие разумной статистики в России и даже намеков на борьбу за нее реально пугает. Как в идеале должен выглядеть отчет университета, можно понять, зайдя на сайт какой-нибудь юридической школы США. Например, Университета Пенсильвании (в этом году журнал Forbes назвал ее лучшей юридической школой Америки с точки зрения карьерных перспектив). Сразу видно, что из 278 выпускников 274 нашли себе работу через 10 месяцев (один отложил выход на работу и трое продолжили обучение). В юридические фирмы ушли работать 210, причем в крупные – 158 человек. Почему важны крупные юрфирмы? Потому что они берут на работу по стандартной ставке – $160 000 в год. 33 студентам повезло меньше – их взяли на работу клерками, и они зарабатывают $50 000–60 000 в год. А значит, можно сказать, что 12% студентов, заплативших $240 000 за три года обучения, остались на бобах. После лучшей школы.

Но только когда вся статистика трудоустройства собрана и представлена в публичном доступе, у студентов есть шанс попробовать засудить школу за ее искажение. В российской действительности такой возможности нет. И сложно представить, каким образом можно сделать юридические факультеты более прозрачными. Вот если бы, к примеру, купившись на престиж юридического образования, сын какого-нибудь влиятельного депутата или министра не нашел себе работу по профилю после окончания университета. И депутат или министр затеял бы запрос в прокуратуру либо выпустил закон о прозрачности данных о трудоустройстве. Но полагаю, что так сильно наши юрфаки шансы на трудоустройство еще не снижают – сын депутата или министра работу себе найдет.

Автор – независимый обозреватель