Мнения / Аналитика / Политический дневник
Статья опубликована в № 4076 от 18.05.2016 под заголовком: Политический дневник: Хулиганство и революция

Хулиганство и революция

Занятые борьбой с мирной оппозицией правоохранители не обращают внимания на криминальные банды
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание
Федор Крашенинников

Обсуждение новых драконовских мер, традиционно подаваемых под антиэкстремистским соусом, в конце прошлой недели прервалось стрельбой на Хованском кладбище в Москве. В очередной раз обнаружился разительный контраст между тем, с какой методичной суровостью органы госбезопасности подходят к организации оппозиционных митингов, и тем, как просто оказалось нескольким сотням вооруженных людей собраться и устроить разборки со стрельбой и жертвами.

Начиная с «Норд-оста» и Беслана и кончая постоянными новостями о криминальных разборках, обнаруживается одна и та же проблема: в случае столкновения с вооруженными, организованными и радикально антиобщественными силами правоохранительные органы демонстрируют удивительную беспомощность и неосведомленность. Как это контрастирует со все возрастающей и постоянно демонстрируемой ими же готовностью без долгих раздумий и каких-либо сомнений обрушить всю тяжесть сыска и наказания на неугодных политических активистов! На фоне баснословных «беспорядков на Болотной площади 6 мая 2012 г.» побоище с участием сотни боевиков выглядит почти вооруженным мятежом – но власти называют массовую драку со стрельбой и жертвами «хулиганством».

Государственная дума, принимая все новые и новые акты «против экстремизма», как кажется, почти уже не скрывает, что настоящей целью всех законодательных новелл являются исключительно легальные политические противники власти – т. е. заведомо безоружные и мирно настроенные граждане.

Между тем карательный ресурс государства ограничен. Каждый раз, формируя очередную группу по расследованию «преступлений» Навального или Ходорковского, власть обнажает участки противостояния с настоящими врагами общества – в том числе вооруженными криминальными бандами. Множество людей в погонах, занятых мониторингом оппозиционной активности и «профилактической работой» с инакомыслящими, никак не участвуют в защите государства и общества от настоящих угроз, при этом содержание всего этого охранительного аппарата обходится во вполне серьезные суммы. В итоге, не жалея сил и средств для ограждения существующего режима от его вполне благонамеренных критиков, государство оказывается не способным предотвращать случаи реального, а не вымышленного экстремизма и эффективно реагировать на них.

Невольно возникают сомнения: а готовы ли в принципе многочисленные структуры, по своим инструкциям долженствующие оберегать общественную безопасность, к лобовому столкновению с внезапно вышедшим на улицы вооруженным противником? Откуда эта странная мысль, что потенциальные мятежники собираются действовать исключительно под прикрытием мирных демонстраций и их можно нейтрализовать с помощью запретительного законодательства о митингах? А если все-таки на минуту предположить, что настоящие враги Российской Федерации – это совсем не те граждане, которых так тщательно ловят силовые структуры и разоблачают по телевизору, а молчаливые деловитые люди с хорошими связями в криминальных группировках? Что, если они не станут развлекаться писанием в блогах и выступлениями в СМИ, не будут в судах требовать допуска к выборам, а просто соберутся однажды в условленном месте где-нибудь в Москве и начнут стрелять – как и случилось на Хованском кладбище?

Между прочим, революция в феврале 1917 г. произошла именно потому, что к недовольным экономическим положением гражданам присоединились солдаты, расквартированные в Петрограде, и тут же выяснилось, что у Российской империи нет действенных ресурсов для подавления вооруженного мятежа – при том что с мирными демонстрациями и другой протестной активностью царская власть отлично справлялась. Жандармерия, казачество, полиция, патриотические организации – все это оказалось бесполезным и неэффективным и исчезло в несколько часов. Собственно, аналогичная ситуация была и в 1991-м: вопреки громогласным заявлениям, людей, готовых идти под пули, у СССР не нашлось.

Автор – президент Института развития и модернизации общественных связей, Екатеринбург

Читать ещё
Preloader more