Мнения / Аналитика / Политэкономия
Статья опубликована в № 4100 от 22.06.2016 под заголовком: Политэкономия: Стратегия несменяемости

Стратегия несменяемости

Попытка заглянуть за горизонт мотивирована желанием сохранить власть
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание
Андрей Колесников

Глава государства объявил об учреждении Совета при президенте по стратегическому развитию и приоритетным проектам. Значит, формируется, и не только с помощью Центра стратегических разработок, повестка на следующий президентский срок. Одних только консолидирующих население войн, присоединений и историко-изоляционистских скреп недостаточно, чтобы спокойно пройти шестилетку 2018–2024, – нужно что-то более существенное, материальное, съедобное, в конце концов.

Государство будет пытаться угадать, какие направления развития окажутся наиболее перспективными, и, судя по предыдущему опыту, их профинансирует. Более двух десятков лет тому назад это называлось «точки роста» – путь в будущее указывали лоббисты. А еще раньше Фридрих фон Хайек называл такую модель размышлений о будущем «пагубной самонадеянностью»: вместо того чтобы дать свободу рынку определять, что именно станет развиваться, в том числе и с точки зрения инноваций, государство в который раз в российской истории само будет решать, что перспективно, а что нет. Это даже не забивание гвоздя гаджетом, такая технология соответствует забиванию гаджета гвоздем.

Можно возразить: хорошо, что вообще государство заговорило в терминах стратегического развития. После тактического маневрирования в трех соснах Крым – Сирия – Турция кто-то решил задуматься о будущем. Но, во-первых, изоляционизм и скрепы никто не отменял. Во-вторых, попытка заглянуть за горизонт очевидным образом мотивирована необходимостью найти способы сохранения власти сегодняшними президентом и элитами. Ключевая задача – в хорошем настроении встретить Новый, 2025, год.

Если государство, приучившее больше половины населения страны жить на бюджетные и квазичастные деньги и отучившее граждан начинать собственное дело, потому что это почти невозможно и даже опасно, окажется импотентным, его легитимность начнет испаряться. Французский социолог Пьер Розанваллон, развивая идеи юриста начала прошлого века Леона Дюги, пишет о том, что государственная власть может связывать свою легитимность «вовсе не с происхождением, а только с услугами, которые она оказывает». И в этом смысле победа на выборах – только начало обретения властью легитимности.

Современный социум не оглядывается на автократическую отсталость государства, он становится все менее иерархичным, в нем все больше сообществ – меньшинств. И если государство не замечает их, предпочитая общение только с апатичным большинством, меньшинства сами перестают замечать государство, живут отдельно, помогают сирым и убогим своими силами, выстраивают собственные центры легитимности, восстанавливают утраченное межгрупповое и межличностное доверие. Собственно, это и есть гражданское общество, только де-факто отделенное от самоедского и самокормящегося государства, которое не может на деньги налогоплательщиков организовать самые простые сервисы, а лишь тратит их на оборону самого себя от мнимых внутренних и внешних врагов.

Стратегия во имя несменяемости власти – плохая мотивация для планирования будущего. Цель искажает средства, а негодные средства уводят все дальше от любой стратегической цели.

Автор – директор программы Московского центра Карнеги

Читать ещё
Preloader more