Статья опубликована в № 4103 от 27.06.2016 под заголовком: Правила игры: Радикальная неопределенность

Радикальная неопределенность

Выход Британии из ЕС может обернуться для всей Европы еще одним десятилетием стагнации
Максим Буев

В мае этого года Петербург посетил известный британский политик и экономист Винс Кейбл. В своей лекции в Европейском университете сэр Винс тогда отметил, что грядущий референдум о членстве Великобритании в ЕС является событием, которое подчеркивает ситуацию так называемой радикальной неопределенности, сложившуюся в мире. Исход референдума предсказать было нельзя, а глобальные последствия – тем паче.

Понятие «радикальная неопределенность» было введено в 1920-е гг. экономистами Франком Найтом и Джоном Мейнардом Кейнсом для описания ситуации с непредсказуемым исходом, который является событием из абсолютно другой реальности. Вероятные риски, равно как и их природу, при этом невозможно просчитать. Согласно другому популярному изречению – бывшего министра обороны США Дональда Рамсфельда, «это вещи, про которые мы не знаем, что мы их не знаем».

Примером состояния радикальной неопределенности, по мнению Кейнса и Кэйбла, была, например, Европа накануне Первой мировой войны: людям, прекрасно проводящим время в берлинских и парижских кафе в июле 1914 г., не могло прийти в голову, что менее чем через пару месяцев их страны будут в состоянии невиданного по жестокости военного конфликта. Людям, голосовавшим на референдуме в Британии в прошлый четверг, не могло прийти в голову, каковы вероятные последствия результата референдума, при котором страна покидает Европейский союз.

До референдума ни один эксперт-экономист не мог точно сказать, каковы выгоды и недостатки от членства Великобритании в ЕС. После референдума ясно лишь то, что в краткосрочной перспективе британское правительство будет тратить время и ресурсы на заключение новых договоров с ЕС и сдерживание вихрей, которые подняло решение о выходе, – потенциальный новый референдум о независимости Шотландии, статусе Лондона как глобального города и т. д. Транзакционные издержки уже возросли, уверенности в завтрашнем дне меньше, инвесторов лихорадит. Добавьте к этому вероятность всевозможных «Фрекзитов», «Некзитов», «Бекзитов» на континенте, и вот вам сценарий для десятилетия стагнации европейской экономики. Хотя точно сказать никто не может – радикальная неопределенность.

В этой ситуации мне вспоминается провидческий комментарий, сделанный Джорджем Соросом осенью 2008 г. Тогда он где-то заметил, что только начавшийся мировой финансовый кризис со временем выльется в кризис фискальный, так как правительства разных стран будут лихорадочно тратить деньги на спасение банковских систем и отдельных секторов экономики. За фискальными проблемами неизбежно последуют проблемы политические и подъем национализма, так как винить людей из соседней деревни в своих бедах всегда проще. А это, в свою очередь, приведет к дезинтеграционным процессам на европейском континенте.

Правота Сороса, кажется, свидетельствует о том, что и в ситуации радикальной неопределенности можно делать достаточно точные предсказания. Другое дело, что они никого не радуют, а более определенной ситуация от этого не становится.

Автор – декан факультета экономики Европейского университета в Санкт-Петербурге

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать