Мнения
Бесплатный
Аналитика / Политэкономия
Статья опубликована в № 4150 от 31.08.2016 под заголовком: Политэкономия: Если завтра война

Если завтра война

Мобилизация требует повтора ритуалов предвоенного состояния
Андрей Колесников

Двукратная олимпийская чемпионка Елена Исинбаева, прибывшая с группой российских олимпийцев в Сирию, провела зарядку для военнослужащих военной базы Хмеймим. Она отметила, что «все здесь пронизано духом патриотизма <...> Гордость прет изнутри». В сущности, солдаты-спортсмены, нагруженные колоссальным бременем обороны державы от несправедливых нападок Запада в лице олимпийских и антидопинговых структур, прибыли в гости к другим солдатам, выполняющим, как сказали бы лет 35 тому назад, «интернациональный долг».

Одновременно Минобороны объявило о проведении «внезапной проверки» готовности федеральных органов исполнительной власти и предприятий ОПК к работе в условиях военного времени. В проверке принимают участие подразделения Минкомсвязи, Минфина, Минпромторга, Росрезерва и Банка России. Экономика готовится к переходу на военные рельсы, впору открывать классический труд любимца Сталина Николая Вознесенского «Военная экономика СССР в период Отечественный войны».

Западные аналитики могли бы сделать из этих новостей однозначный вывод: Россия готовится к активной фазе гибридной войны. Между тем речь идет всего лишь о дымовой завесе, которой любят покрывать сцену во время эстрадных представлений. О зрелищах вместо хлеба.

Символические войны не должны прекращаться ни минуту, иначе начнет проседать рейтинг одобрения деятельности первого лица: он жестко привязан к военно-полевым мероприятиям по возрождению в населении чувства великой державы. Состояние перманентной мобилизации внутри осажденной крепости требует повтора ритуалов предвоенного состояния. Поэтому структуры, которые должны заниматься экономическими реформами и созданием благоприятной инвестиционной среды, обеспечивают мобилизационную готовность к войне.

Холодильник не воюет с телевизором: он вместе с ним копит резервы для отражения ударов врагов – как внешних, так и внутренних. Он тоже мобилизован на войну. От запретов на продажу импортную бытовую технику спасает только то, что она почти вся азиатской сборки. А так бы ее приравняли к агентам влияния.

Пушки вместо масла, «тысячелетняя история» вместо сыра. Но, оказывается, чувством возрождения великой державы можно питаться, причем довольно долго, как солониной на корабле сэра Фрэнсиса Дрейка. Эта модель несколько архаична, она описывается мускулистыми формулами Лебедева-Кумача из песни братьев Покрасс «Если завтра война...», но прекрасно работает не только в системах авторитарной индустриализации 1930-х, но и в гибридных авторитарных режимах начала XXI в. – вроде современной России.

Симптоматично, что военная доктрина – в ее пропагандистском изводе – решительно не изменилась с тех пор, как Лебедев-Кумач описал ее в четверостишии: «Мы войны не хотим, но себя защитим, / Оборону крепим мы недаром, / И на вражьей земле мы врага разгромим / Малой кровью, могучим ударом!»

С тех пор было немало маленьких победоносных войн. А карьера Лебедева-Кумача закончилась, когда перед эвакуацией из Москвы в октябре 1941 г. он срывал с груди ордена и швырял их на вокзале в портрет Сталина.

Автор – директор программы Московского центра Карнеги