Аналитика / Конъюнктура
Статья опубликована в № 4154 от 06.09.2016 под заголовком: Конъюнктура: Гримасы приватизации

Гримасы приватизации

Почему бы «Башнефти» не купить пакет «Роснефти»?
Константин Симонов

Приватизация в России – это и тест на функциональность для политической системы, которая пока с ним справляется со скрипом. Простого пути, когда внятно определяются прозрачные правила игры, а потом уже борьба, пусть и жесткая, проходит в заданных рамках, не получается. Хотя в феврале, когда Владимир Путин назвал условия приватизации, казалось, такой сценарий был возможен. Но тут же полезли детали, в которых сами знаете кто сидит. И исполнительная власть стала спотыкаться при ответе на довольно вроде бы ясные вопросы.

Например, кого считать госкомпанией. Игорь Сечин вбросил мысль о том, что «Роснефть» не является таковой, потому что принадлежит «Роснефтегазу», а не государству напрямую. Но это казалось хорошим доказательством ленинской формулы «формально правильно, а по сути издевательство». И многие чиновники правительства и администрации президента в таком духе идею и комментировали. Однако ясность так и не наступила, и приватизацию «Башнефти» отложили от греха подальше. А на прошлой неделе ситуацию еще больше запутал сам Путин. Он сказал, что «Роснефть» вроде как не государственная, потому что у нее пакет акций в собственности у иностранцев. Такими темпами у нас госкомпаний скоро почти и не останется вовсе.

Правда, официальный смысл приватизации убивается. Если государство хочет наполнить бюджет деньгами, то смешно брать их у компании, контрольный пакет которой, как ни крути, принадлежит государству. Потому что у государства деньги есть – только в американских облигациях у нас солидный запас. Нужны именно новые деньги. А если фактическая госкомпания займет на рынке деньги под покупку – это ничего не меняет. Занять может и само государство напрямую. Особенно если занимать у фактических госбанков (которые теперь вроде как и не госбанки).

Кстати, сейчас готовится продажа огромного золоторудного месторождения Сухой Лог. Все идет к тому, что к аукциону допустят только компании с госдолей не менее 25%. Ну хорошо хоть не 50%.

Я, правда, всегда считал, что смысл приватизации в распределении активов между основными кланами. Но ведь чиновников за язык никто не тянет. И потом, распределение это можно вести более внятно. Cейчас же это напоминает анекдот. Говорят уже про приватизацию «Роснефти» и «Башнефти» как единый проект. Эдак мы скоро придем к совсем причудливым схемам: скажем, одновременно «Роснефть» покупает «Башнефть», а кто-то покупает саму «Роснефть» (кстати, а почему бы пакет в «Роснефти» не купить «Башнефти»?).

И это еще только начало. Путин ведь своего мнения четко не обозначил. Сказал, что есть две позиции. И что есть время подумать, так как продажу «Башнефти» отложили. Так что у чиновников есть шанс на новации. Правда, это как раз немного пугает.

Автор – генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности